1 0
Read Time:7 Minute, 9 Second

Идеал христианского совершенства недостижимо высок. «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный», сказал Христос Спаситель (Мф.5.48). И поэтому — в работе человека над собой, над своей духовной личностью — не может быть конца. Вся земная жизнь христианина есть беспрестанный подвиг нравственного самоусовершенствования. И конечно, совершенство христианское дается человеку не сразу, но постепенно. Преподобный Серафим Саровский одному христианину, который, по своей неопытности, думал сразу достичь святости, говорил: «все делай потихоньку и не вдруг, добродетель не груша, ее вдруг не съешь… ». И Апостол Павел, при всей своей духовной высоте и мощи, не считал себя достигшим совершенства, но говорил, что он еще только стремится к такому совершенству — «к почести вышнего звания во Христе Иисусе… » (Флп.3.12-14).[1]

От направления и силы воли более всего зависит нравственный характер и нравственная ценность личности человека. И, конечно, всякому понятно, что для христианина важно, во-первых, иметь волю сильную и решительную, а во-вторых, иметь волю, твердо направленную ко благу ближнего в сторону добра, а не зла.

Как же приобрести сильную волю? Ответ прост: прежде всего – через упражнение ее. А для этого, опять-таки, аналогично телесным упражнениям – нужно начинать с немногого, небольшого. Но, начавши упражнять свою волю в чем-либо (например, в постоянной борьбе с какой-либо своей греховной привычкой, или прихотью) – уже не оставлять этой работы над собой. При этом с самого начала, христианин, желающий укрепить свою волю, свой характер, должен избегать всякой разбросанности, беспорядочности и непостоянства в поведении. Иначе он будет человеком бесхарактерным, не представляющим из себя ничего определенного. На такого человека не могут положиться ни другие люди, ни он сам. А в Священном Писании такой человек называется тростью, ветром колеблемой.

Человек должен сам поставить себя в известные рамки, создав определенные условия и порядок жизни — и от этого уже не отступать.

Отметим еще и тот факт, что в деле укрепления воли большое значение имеют привычки и помыслы человека. Мы уже видели, что привычки дурные, греховные — большая помеха для христианской, нравственной жизни. Результаты своеволия, эгоизма, гордыни, нечистоты помыслов могут быть не просто плачевными, но даже катастрофическими, В качестве примера мы возьмем историю Мотовилова: «Я задумался, как это может случиться, что православная христианка, приобщающаяся пречистых и Животворящих Тайн Господних, и вдруг одержима бесом, и при том такое продолжительное время, как тридцать с лишним лет. И подумал я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто прибегаю к Таинству Святого Причащения», И в это самое мгновение страшное, холодное, зловонное облако окружило его и стало входить в его судорожно стиснутые уста.

 Как ни бился несчастный Мотовилов, как ни старался защитить себя от льда и смрада вползающего в него облака, оно вошло в него все, несмотря на его нечеловеческие усилия. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крестного знамения, застывшая от ужаса мысль не могла вспомнить спасительного имени Иисусова. Отвратительное, ужасное совершилось, и для Николая Александровича наступил период тягчайших мучений»[2].  Конечно, не каждому выпадают на долю такие испытания, однако этот пример еще раз доказывает, что «греховностью мы приготовляем в себе место злым духам»[3]. Непослушание и своеволие всегда причиняет вред душе человека. Следующий пример так же является ярким тому подтверждением: всем христианам известна история первого израильского царя Саула. Несколько раз он проявил свое непослушание и самочиние. Воля непослушного царя оказалась во власти злого духа. В результате этого он лишился царственной власти и покончил жизнь самоубийством.

Зато добрые привычки, намерения – ценное приобретение для души, а поэтому ко многому хорошему человек должен себя именно приучать, чтобы это хорошее сделалось для него своим, привычным.

Св. Иоанн Златоуст высоко оценил добродетели и подвиги ветхозаветного праведника – царя Давида. В своей беседе «О Давиде Сауле», святитель Иоанн  говорит следующее: « Многие из врагов, любящие, по-видимому, добродетель, хотя сами и не станут убивать, не решаются, однако, препятствовать другим совершать убийство. Не так поступил Давид, он не только сам не коснулся врага, но и другим воспрепятствовал убить его. Конечно, он вынес не малую борьбу, всячески стараясь избавить Саула от злого умысла воинов; и не столько боялся быть убитым, сколько боялся того, чтобы кто-нибудь из воинов, увлекшись гневом, не убил этого человека. Благодать Божия восседала на устах пророка и сообщала его словам силу убедительности <… > Сам же Давид принес в жертву Богу кротость и незлобие, заклал безумную ярость, убил гнев…»[4].

В жизни мы встречаем людей с разной силой воли. И часто бывает так, что человек очень одаренный, талантливый, с сильным умом и глубоким, добрым сердцем, оказывается слабовольным, и не может провести в жизнь свои планы, как бы хороши и ценны они ни были. И обратно — бывает так, что человек менее талантливый и одаренный — но более волевой, сильный характером успевает в жизни, и, как говорят, свою линию проводит до конца.

Поэтому одним из важных качеств человеческой воли, как уже говорилось, является ее доброе направление. Если хороший, но слабовольный человек может в жизни оказаться мало полезным членом общества, то человек с сильной, но злой, разрушительной волей, является уже опасным; и он тем опаснее, чем сильнее его злая воля. 

Очень хорошо о гибельных последствиях следования злой воле и лженауке (коммунистической идеологии) высказался писатель А. И. Солженицын в повести «Раковый корпус»: « …И скажите, в чем загадка чередования этих периодов истории? – говорит герой повести А. Ф. Шулубин. – В одном и том же народе за каких-нибудь десять лет спадает вся общественная энергия и импульсы доблести, сменивши знак, становятся импульсами трусости. Ведь я же большевик – с семнадцатого года <…> Я – участник гражданской войны. Ведь мы же ничуть не берегли свою жизнь! Да мы просто счастливы были отдать ее за мировую революцию! Что с нами сделалось? Как мы могли поддаться? И чему больше? Страху? Идолам рынка? Идолам театра? Ну, хорошо, я маленький человек, но Надежда Константиновна Крупская? Что ж она — не понимала, не видела? Почему она не возвысила голос. Сколько бы стоило одно ее выступление для всех нас, даже если б оно обошлось ей в жизнь? А Орджоникидзе? — ведь это был орел! — ни Шлиссельбургом, ни каторгой его не взяли — что ж удержало его один раз, один раз выступить вслух против Сталина? Но они предпочли загадочно умирать и кончать самоубийством — да разве это мужество, объясните мне?»[5]

Отсюда ясно, что крайне важными являются те принципы, и те основные начала и правила, которыми руководится воля человека. Беспринципный человек – нравственное ничтожество, не имеющее никаких нравственных устоев, и опасное для окружающих.

Откуда же человек может взять для себя эти принципы, чтобы действовать по ним? Для неверующего человека ответ здесь крайне труден, да в сущности, и невозможен, неразрешим. Брать их из науки? Но наука, во-первых, по преимуществу, интересуется вопросами знания, а не морали, а, во-вторых, она сама не представляет чего-то твердого и принципиально постоянного, ибо все время расширяется, углубляется и во многом изменяется. Из философии? Но философия сама твердит нам об относительности и отнюдь не безусловной достоверности своих истин. Из жизни практической? Еще менее. Эта жизнь сама нуждается в положительных принципах, которые могли бы упорядочить и устранить из нее разнузданную беспринципность. Но если так труден ответ на поставленный вопрос для неверующих, то для верующего христианина – ответ прост и ясен. Источник добрых принципов — Божия воля. Она открывается нам в учении Спасителя, в Его Святом Евангелии, в святоотеческих творениях. Только она имеет в этой области безусловный, незыблемый авторитет; и только она научила нас самопожертвованию и христианской любви ко всем — даже и к врагам; только она дала людям возвышеннейшие понятия о христианской свободе, христианском равенстве и братстве (понятия, украденные у нас социалистами, коммунистами и др. врагами веры). И об истинных христианах Господь сказал: «Не всякий, говорящий мне: Господи, Господи — войдет в царствие Небесное — но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 6. 21-23). Слова Спасителя как бы «подхватывает» Никодим Святогорец: «Итак, если ты, брате мой, желаешь предохранить себя от утаенных препон на пути к совершенству, если желаешь установиться в благонастроении, чтоб и желать и делать все только ради того, что того хочет Бог, только во славу Его и для благоугождения Ему, чтоб в каждом нашем деле и в каждом помышлении нашем Он один был и началом и концом, поступай следующим образом. Когда предложат тебе какое дело, согласное с волею Божиею, или само по себе хорошее, не склоняй тотчас воли своей к нему и не вожделевай его, если прежде не вознесешься умом своим к Богу, чтоб уяснить, что есть прямая воля Божия на то, чтоб желать и совершать такие дела, и что они благоугодны Богу»[6].


[1] Филарет (Вознесенский), митр. Указ. Соч. С. 25.

[2] Нилус С. Великое в малом. М. 1992. С. 153.

[3] Пантелеимон (Ледин), иеромонах. Козни бесовские. М.: Православный Фонд «Благовест». 1997.С. 26-27.

[4] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Беседа о Давиде и Сауле. СПб. 1898.Т.4. С. 845-847.

[5] Солженицын А. И. Раковый корпус. М. 1990. С. 296-297.

[6] Никодим Святогорец. Невидимая брань: пер. с греч. Святителя Феофана. М. 2002. С. 37-38.

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Лекция «Тайна личности св. Иоанна Предтечи: единение Ветхого и Нового Завета»
Next post О ПОДВИГЕ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close