0 0
Read Time:3 Minute, 38 Second

НАСТОЯТЕЛЬ

Феодор Колеров родился в семье священника, окончил Тверскую духовную семинарию и был рукоположен в священника села Ключевого Тверской губернии.

Он стал первым настоятелем Преображенского храма в Кимрах, освященного в 1911 г. Прихожане любили священника, шли к нему за советами.

ГОЛОДНЫЕ ГОДЫ

После революции отец Феодор остался на своем посту, терпя притеснения, угрозы, лишения. У него отобрали дом, и пришлось строить новый.

В голодные годы отец Феодор приглашал в Преображенскую церковь знакомых московских певцов. Артисты делали концерты в виде духовных песнопений. По благословению батюшки прихожане приносили продукты певцам, спасая столичных артистов от голода.

Отца Феодора обвинили в том, что он организовал духовный концерт без разрешения, и арестовали в первый раз. По просьбам прихожан он был освобожден.

Михаил Болдаков, отец Феодор, староста храма Анания Бойков

ИСКУШЕНИЕ

Был случай, когда отец Феодор поверил обновленцам, обманом захватившим власть в Церкви во время ареста Патриарха Тихона и пытавшимся изменить церковные порядки и традиции в угоду атеистической власти. Поближе познакомившись с ними, он разочаровался и через покаяние вернулся в Церковь.

В своем прошении писал: «Прошу Вас, Владыко, принять меня в число пастырей Церкви, простить мой грех, совершенный по действу диаволю…».

КОЛОКОЛЬНЯ

После революции местные власти запретили достраивать каменную колокольню Преображенского храма. Они мотивировали это тем, что в городе испытывается острая потребность в жилье, не хватает строительных материалов, а колокольный звон мешает больным из соседней больницы. Прихожане согласились на прекращение колокольного звона и, кроме того, обязались собрать крупную сумму денег для строительства родильного дома в Кимрах. Но власти, несмотря на прямую выгоду для города, отклонили просьбы и предложения верующих.

НОВЫЕ ГОНЕНИЯ

В конце двадцатых годов начались новые гонения на Церковь. Власть считала ее контрреволюционной организацией, «церковников» — антисоветскими элементами, которые необходимо ликвидировать, но соблюдая видимость законности, чтобы не возбуждать народ.

ЗАКРЫТИЕ ХРАМА

Кимрский горсовет направил ходатайство о закрытии Преображенской церкви. Прихожане в свою очередь обратились к властям с ходатайством об оставлении храма их религиозной общине. Председатель ВЦИКа М. И. Калинин отклонил просьбу верующих.

19 мая 1929 года в церкви состоялось прощальное богослужение, отец Феодор служил в праздничных одеждах. На следующий день специальная комиссия горсовета прибыла к храму с целью провести опись церковного имущества. Однако собравшаяся толпа не допустила ее в храм. Отец Феодор успокаивал людей, просил разойтись, стараясь избежать кровопролития и невинных жертв.

АРЕСТ

Без вины виноватые отец Феодор, староста храма Анания Бойков и Михаил Болдаков были арестованы. Их отвезли в тверскую тюрьму. Родственники обвиняемых нашли адвокатов в Москве. Московские адвокаты сразу предупредили, что делу придали большое политическое значение, процесс будет показательным и вряд ли они смогут помочь обвиняемым.

СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР

На процесс были приглашены корреспонденты центральных и московских газет. «Мы судим не группу верующих, мы судим нашего врага», — писали газеты. Обвиняемые, несмотря на угрозы обвинителей и враждебное отношение специально подобранной публики, держались мужественно; виновными себя они не признали.

Священник Феодор Колеров, староста Анания Бойков и Михаил Болдаков были приговорены к расстрелу. Приговор должны были утвердить в столице, и отца Феодора перевели в Москву в Таганскую тюрьму.

Матушка Анна Михайловна просила о помощи влиятельных знакомых отца Феодора, которым он помогал в голодные годы, но они отвернулись от него.

«ПЛАЧ ТРИ ДНЯ»

20 ноября 1929 года отцу Феодору было объявлено, что смертный приговор утвержден. На полях канонника, бывшего с ним в камере, отец Феодор написал: «20/XI, 21/XI, 22/XI — плач три дня».

В три часа ночи с 23 на 24 ноября он записал: «Читаю акафист Иисусу Сладчайшему».

ДО СВИДАНИЯ ОБЩЕГО

29 ноября 1929 года в утренних газетах было опубликовано, что священник Феодор Колеров, староста Анания Бойков и мирянин Михаил Болдаков расстреляны. Но священник был еще жив. Ему даже дали свидание с женой и детьми.

Он вышел к ним худой и измученный. Священник очень спокойно прощался с ними, а после он написал на обороте фотографии жены имена детей. И подписал: «До свидания общего».

Он знал, что его скоро убьют, знал, что вскоре предстоит встреча с Господом. 29 ноября, когда стража пришла вести на расстрел, на первой странице канонника вывел: «29/XI — 11 ч. Ночи».

 В РОДНОМ ГОРОДЕ

Преображенский храм был закрыт и переоборудован под клуб кустарей. Через несколько лет клуб закрыли, и в освободившихся помещениях был устроен склад зерновых культур.

Во время Великой Отечественной войны государство изменило отношение к Русской Православной Церкви, и Преображенский храм в Кимрах весной 1947 возвратили верующим. Сейчас он восстановлен.

Ежегодно в память Кимрских новомучеников в их родном городе проходят Феодоровские чтения, в честь святых построена часовня.

Альманах «Тверская митрополия. Век XXI». Выпуск IV, 2018 г.

tvereparhia.ru

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Покровская церковь в Алексеевском, Вышневолоцкий район
Next post ОСЕННЯЯ ДЕПРЕССИЯ, КОВИД, ИНФЛЯЦИЯ – КАК НЕ ПАСТЬ ДУХОМ?

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close

Последние записи

Архивы