Тверские вериги митрополита Филофея

0 0
Read Time:8 Minute, 38 Second

8 ноября, накануне престольного праздника – дня преставления святителя Димитрия, митрополита Ростовского, для сестер, преподавателей и воспитанниц  Детского центра «Родник» были проведены занятия по церковному краеведению. Преподаватель Детского центра монахиня Макария (Заботина) подготовили сообщение о митрополите Киевском и Галицком Филофее (Успенском, †1882).

Профессор Санкт-Петербургской духовной академии, ректор Харьковской, Вифанской и Московской духовных семинарий, священноархимандрит Киево-Печерской Лавры, подвижник, проводивший столь строгую жизнь, что современники с изумлением восклицали: «Это угодник Божий, это Ангел во плоти», был с 1857 по 1876 годы архиепископом Тверским и Кашинским. Именно он освятил в Вознесенском Оршине монастыре новопостроенный трапезный храм с двумя приделами: во имя Феодоровской иконы Пресвятой Богородицы и в честь святителей Варсонофия, епископа Тверского, и Димитрия, митрополита Ростовского.

Из слова Преосвященного Михаила, ректора Киевской духовной семинарии, на погребении митрополита Киевского и Галицкого Филофея (Успенского): «Живя в XIX веке, он духом своим и жизнию принадлежал к первым векам христианства; он был подобен древним великим святителям: Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту. Простой народ, взирая на его Ангелоподобное лицо, и зная его строгую подвижническую жизнь, не даром говорил про него: «Это угодник Божий, это Ангел во плоти».

Митрополит Филофей (Успенский Тимофей Григорьевич) родился 15 (27) января 1808 года в селе Закобякине Даниловского (Любимского) уезда Ярославской губернии, где отец его был диаконом.

Получив начальное и среднее образование в родной епархии, он в 1828 году из Ярославской духовной семинарии поступил для довершения своего образования в Московскую духовную академию, где в 1832 году окончил курс первым магистром, защитив диссертацию «О достоинстве человека, раскрытом и утверждённом христианскою религией»).

Как лучший воспитанник, он был оставлен при академии в звании бакалавра церковной словесности и 13 ноября того же года пострижен в монашество, а в 1833 году перемещён в класс богословских наук с поручением преподавать герменевтику и библейскую историю. В том же 1833 году он получил звание соборного иеромонаха и действительного члена конференции.

В 1838 году иеромонах Филофей был назначен инспектором академии и переведён на ту же должность в Санкт-Петербургскую духовную академию с обязанностью преподавать нравственное и пастырское богословие. В 1839 году возведён в сан архимандрита. Напутствуя, митрополит Филарет подал архимандриту Филофею мудрое наставление, которое особенно тронуло его: «Молись преподобному Сергию; он поможет тебе».

Ученик и последователь московского митрополита Филарета, архимандрит Филофей читал лекции, руководствуясь таким правилом: для любого теоретического рассуждения находить обоснование в Священном Писании, в церковном Предании, в учении отцов Церкви В 1842 году перемещён на должность ректора Харьковской духовной семинарии, а вскоре по рекомендации митрополита московского Филарета назначен ректором Вифанской духовной семинарии. В 1847 году — ректором Московской духовной академии. Затем назначен настоятелем Златоустовского и Высокопетровского монастырей Москвы.

18 декабря 1849 года он был хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской митрополии. Освоившись в делах епархиального управления под руководством митрополита Филарета, епископ Филофей в 1853 году был назначен на костромскую кафедру. В 1856 году вместе с другими иерархами принимал участие в короновании императора Александра II и императрицы Марии Александровны, получил украшенную драгоценными камнями панагию.

С 1857 года Владыка Филофей 19 лет управлял Тверской епархией. За ревностное служение Церкви и Отечеству удостоен многих высочайших наград: орденов Святой Анны первой степени, Святого благоверного великого князя Александра Невского с алмазными украшениями, Святого равноапостольного князя Владимира первой степени, алмазного креста на клобуке.

Святитель Филофей был известен благотворительностью: из личных средств посылал на нужды госпиталям, солдатам, раненным на фронтах русско-турецкой войны. Преданность Православной Церкви и неустанную заботу о духовном окормлении паствы неоднократно отмечали в святителе Филофее император Александр II (в Высочайших рескриптах на имя доброго пастыря) и императрица Мария Александровна, которая лично благодарила его за помощь воюющей армии.

5 мая 1876 года за высокие личные и архипастырские достоинства и особенно строгую подвижническую жизнь возведён в сан митрополита Киевского и Галицкого со званием священноархимандрита Киево-Печерской лавры. Избран в почётные члены Санкт-Петербургской академии.

Высокопреосвященный Филофей управлял Тверской епархией первоначально в сане епископа, а с 1861 года — архиепископа. Эти годы оставили немало следов истинно апостольского служения его Церкви Божией.

Первое, что более всего поражало в почившем святителе, — его в высшей степени благоговейное служение у Престола Божия. Оно совершалось неспешно, несуетливо, давало возможность всем сослужащим сосредоточить внимание на совершаемых священнодействиях, было чуждо всякой суетной пышности, исполнено благоговения и страха Божия. Директор Тверского Реального училища А.А. Кривоносов вспоминал, что видел многих архиереев в служении. Одни из них заботились о том, чтобы певчие отлично пели, другие – чтоб иподиаконы и диаконы подобраны были «голос к голосу, волос к волосу», иные – чтобы сослужащие с ними протоиереи и священники шли нога в ногу, или сами рисовались в служении то голосом, то манерами, стараясь подействовать на молящихся.

Преосвященный Филофей ничего подобного не делал. Он подлинно священнодействовал подобно Василию Великому и Иоанну Златоусту. При Богослужении он был весь в Боге, весь углублен в себя, сосредоточен на священнодействии.

Такое благоговейное служение невольно отражалось и на сослуживших с ним и на молившихся в храме. В пример приводится протодиакон святителя Филофея, у которого не было не только высшего, но и среднего образования. Однако всякий, кто видел протодиакона в служении невольно дивился тому благоговению, с каким он служил у Престола Божия.

В 1854 году при Владыке Гаврииле II (Розанове) в Вознесенском Оршине монастыре была начата пристройка к главному храму, в которой устроены два придела: южный и северный. Работы завершились к 1862 году.

И 21 сентября /4 октября 1862 года архиепископ Тверской Филофей освятил эти престолы: южный во имя Феодоровской иконы Богоматери и северный – во имя свт. Варсонофия, епископа Тверского и Димитрия, митрополита Ростовского.

На самого святителя Богослужение производило чрезвычайно отрадное впечатление: его лицо сияло какою-то небесной радостью и чистотой, речь преисполнена отеческой нежности и сладости, улыбка дышала небесным весельем. Бывало, нельзя насмотреться вдоволь на это чудное лицо, на эту неземную улыбку. С таким же терпением и неутомимостью он совершал крестные ходы (обнесение мощей) преподобного Нила Столобенского в Ниловой пустыни.

Во время святительства Владыки Филофея при его ходатайстве открыты с Высочайшего соизволения две новые женские обители: в 1869 году – близ города Бежецка, а 20 октября/ 3 ноября 1872 года – в городе Вышнем Волочке. В этих местах прежде не было обителей.

В 1863 году при Кашинском женском монастыре открыта особая пустынь, где построена каменная двухэтажная церковь. К 1882 году эти обители вмещали уже сотни инокинь и послушниц, посвящавших свою жизнь Богу.

Сохранилось воспоминание о поездке Владыки для освящения храма в село Микшино Бежецкого уезда. Церковный староста, крестьянин, умолял Высокопреосвященнейшего Филофея побывать у него дома, на что и получил согласие. Вся деревня Притчиха, в которой жил староста, была на ногах. Путь от въезда в деревню до самого дома старосты был наполнен народом: мужчины и женщины стояли на коленях с фонарями в руках и освещали путь. Владыка вошел в дом в сопровождении множества народа, желавшего слышать его слово. Архипастырь взял Евангелие и стал читать его и объяснять. Со слезами карелы слушали слово Божие и его толкование, в особенности женщины. Многие из них сидели у ног святителя, подобно евангельской Марии, боясь проронить хоть бы одно его слово. Поистине, картина достойна кисти художника: величественная фигура святителя, его ангелоподобное лицо, кроткое простое слово, разнообразная толпа крестьян, жаждущих толкования слова Божия – в деревенской избе, освещаемой огарком сальной свечи или лучины.

Митрополит Филофей был человеком большого ума и всестороннего образования. Он не любил, по глубокому смирению, высказываться печатно, а потому и не печатал своих проповедей, как и вообще не любил много говорить. Молчание Владыки Филофея его подчиненные назвали так: «Многознаменательное немногоглаголание». Святитель Филофей любил молчать, но если уж отверзал свои уста, то чтобы сказать слова правды или утешения.

Владыка был настолько неприхотлив, что не замечал обстановку своего жилья. В его кабинете и спальне обои и гардины не менялись в течение всех лет пребывания в Твери. Паркетные полы архиерейского дома красили масляной краской. Внешние удобства не производили на него никакого впечатления.

Схимонах Симон (Кожухов) вспоминал, что спал Владыка не более трех часов в сутки. «Ел он раз в день, к вечеру, и то чрезвычайно мало. К нему в услужение поступил было наш бывший повар, но вскоре ушел, заявив Владыке, что не может у него оставаться, так как разучится готовить. Обыкновенно Владыке Филофею подавали грибную похлебку, а когда разрешалась рыба, то – уху. Филофеева уха из трёх ершей вошла в поговорку. На вторую перемену — неизменно три варёные картофелины без масла. Любил он чай, но и его пил очень умеренно и всегда пустой. Он не позволял себе садиться во время келейного правила и словно бы не чувствовал свои больные, отёкшие ноги».

В течение десяти лет митрополит Филофей носил вериги.

Совершеннейший аскет по жизни, он отнюдь не вменял другим строгого аскетизма в непременную обязанность, считая это делом добровольного избрания и подвига. Всегда сосредоточенный и замкнутый в себе, он был доступен всем желавшим видеть его; никогда и никого не заставлял себя ждать, никогда не видно было раздражения или гнева на его лице, а всегда спокойный взор и готовность служить другим. Но всего выше была в нем его святая жизнь. Везде и всегда он жил келейно, уединённой жизнью, преимущественно сосредоточенной на подвиге молитвы, внутреннего самоиспытания и духовного совершенствования.

В последние дни пребывания на Тверской кафедре Владыка Филофей со всеми, кто проведывал его, обращался с особой любовью. На Киевскую кафедру провожали его при колокольном звоне всех Тверских церквей и запруженных народом улицах. На вокзал прибыли начальник губернии, предводитель дворянства, духовенство, именитые граждане. Городской глава поднёс хлеб-соль от имени всего общества. Перед самым отъездом к нему устремились и стар, и млад, богатые и бедные, знатные и простецы, духовные и миряне. Всех он благословлял, прощался, как отец с детьми, всем подносил что-нибудь на память: икону, книжку, священную картину, крестик. Секретарь И.В. Колоколов отправился вместе с Владыкой.

Преосвященный оставил Твери внушительные пожертвования: почти две тысячи книг передал Тверской семинарии и училищу; разных вещей на семьсот рублей отослал в попечительство о бедных духовного звания; в кафедральный Преображенский собор – два бархатных архиерейских облачения ценой до трёх тысяч рублей; в другие учреждения – иконы, различные предметы обихода. С собой Владыка взял лишь крайне необходимое. Будучи в Киеве, Владыка всегда с любовью принимал тверитян, вспоминал свою загородную дачу Трёхсвятское .

Скончался митрополит Филофей от глубокого потрясения после страшной трагедии, постигшей Отечество: монарх наш Александр II пал от изменнической руки нечестивцев.

Похоронили Высокопреосвященнейшего Филофея в крипте Крестовоздвиженской церкви у входа в Ближние пещеры. На надгробном кресте под стеклом поместили келейные иконы митрополита. Наместник Лавры ходил поклониться святителю в девятый, двадцатый и сороковой день и не нашёл на его теле следов тления. Лицо оставалось таким же светлым, как у почившего.

Спустя сто тридцать пять лет (в 2017 году) лаврские монахи стали подправлять пол в месте захоронения митрополита Филофея. От неловкого движения крышка гроба слегка отошла, и можно было увидеть, что мощи старца до сих пор пребывают нетленными.

(Печатается с сокращениями)

Монахиня Елисавета (Желтухина)

tvereparhia.ru

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Успения Божией Матери церковь в урочище Константиново, Калязинский район
Next post «Новая религиозность» в постсекулярном мире

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close