Старицкий Свято-Успенский монастырь во времена реформ

0 0
Read Time:6 Minute, 6 Second

Из докладов на благочинническом этапе IX Фаддеевских образовательных чтений «К 350-летию со дня рождения Петра I: секулярный мир и религиозность».

С момента гибели Константинополя Мос­ковское государство приняло на себя высокую миссию «Третьего Рима» и стало духовным наследником Византии. Россия стала объектом бесконечной ненависти как «лати­нян-католиков», так всякого рода сектантов, внутренних и внешних. Под влиянием Православия и идеи «Святой Руси» выковывается могучий куль­турно-исторический тип русского народа, который и начал создавать Ве­ликую Империю. Этому миросозерцанию пришлось выдержать нелег­кую борьбу как с ересью «жидовствующих», соблазнившую в ХV в. и не­которых представителей великокняжеской семьи, и простых мирян, так и тяжелые испытания Смутного времени. Но в период Петровских ре­форм наступает враг более мощный и коварный. Боярская прозападническая верхушка нашла в Петре выразителя своих интересов. Так казалось многим боярам: отнять власть у Церкви – и можно жить спокойно и в свое удовольствие. Эти тенденции вмешательства государственного, светского на­чала в дело Церкви обнаружились уже в Уложении 1649 г., но наиболее ярко и драматически они проявились в судьбе Патриарха Никона.

Говорить об истории Старицы, это значит, по большей части го­ворить о 900-летней истории Свято-Успенского монастыря. Город вырос вокруг монастырских стен, и долгое время монастырь являлся духовным стержнем города. Да, пожалуй, не только духовным, но и, что тоже важ­но, экономическим, и стратегическим. Но главное, Старицкий Свято-Успенский монастырь был оплотом веры и воспитал многих вели­ких подвижников православия. Совершенно особая и неповторимая страница в истории Русской Православной Церкви связана с именем величайшего русского святого, перед памятью которого преклоняется не только Старицкая земля, но и вся Россия, который по праву именуется светильником Русской Церкви — первого Патриарха Московского святителя Иова. В Старице, в дворянском роду Садыревых-Полевых, родился отрок Григорий – будущий архиепископ Казанский Герман, впоследствии канонизированный Русской Православной Церковью как святой.

Здесь же в Старицком Свято-Успенском монастыре  начинал своё монашеское служение и будущий наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Дионисий, возглавивший в 1610 г. освободительную борьбу против поляков и благословивший войска князя Пожарского на изгнание захватчиков и Москвы.

Во второй половине XVII в. старицкая обитель вошла в историю как крупное хозяйство – монастырская братия неплохо выра­щивала хлебные злаки, овощи и фрукты, разводила домашний скот, знала многие ремесла. В 1686 г. Старицкому Успенскому монастырю была выдана «Послушная грамота царей Ивана и Петра Алексеевичей архимандриту Успенского Старицкого монастыря Исайе с братией на село Глебово с деревнями и пустошами в Раменской волости Старицкого уезда». А 19 января 1691 г. Патриарх Адриан выдал жалованную грамоту Старицкому Успенскому монастырю, в которой «утверждает архимандрию» за древней обителью «на вечные времена», «ради благословения первопрестольника святейшаго Иова, патриарха Московского и всея России».

Казалось бы, что мирная и размеренная старицкой обители, как и сотни российских православных монастырей, будет продолжаться, но в 1700 г. скончался Патриарх Адриан. Именно с этого времени кончается патриарший пе­риод и начинается синодский, канонически дефектный в управлении пра­вославной церковью. Особенно тяжелые потери понесло русское монашест­во. Известно, что Петр живо интересовался устройством религиозной жиз­ни в протестантских государствах, во время своих путешествий по Европе, он посещал их соборы и встречался как с пасторами, так и раввинами.

Еще во время правления патриарха Адриана, в 1690 г., Петр категорически запретил возводить новые монастыри. Уже 24 января 1701 г. был восстановлен Монастырский приказ, в ведение которого отошли Патриарший двор, архиерейские дома и монастырские земли и хозяйства. Во главе приказа был поставлен боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин, да при нём дьяк Ефим Зотов.

5 февраля 1721 г. Император Петр I своим указом учредил о создании так называемой Духовной коллегии. Образование государственного органа церковного управления было призвано упразднить институт патриаршества, введенный на Руси в 1589 г.

Ряд указов решительно сокращал самостоятельность духовенства в государстве и независимость духовного чина от светской власти. Особой чистке подвергались монастыри. Монахам было приказано оставаться постоянно в тех монастырях, где их застанут особые переписчики, посланные Монастырским приказом. Из монастырей выселили всех непостриженных. Женским монастырям позволили постригать в монахини только женщин после сорокалетнего возраста. Хозяйство монастырей было отдано под надзор и контроль Монастырского приказа. Указом 30 декабря 1701 года определялось давать монашествующим денежное и хлебное жалование из доходов монастыря, а вотчинами и угодьями монахам впредь не владеть.

В первую очередь это было связано с внутренней государственной политикой, активно проводимой императором Петром I, направленной на полное подчинение духовной власти светской. Распахнув «окно в Европу», Россия открылась западной культуры и цивилизации. Средневековые моральные устои, освящённые столетиями, постепенно вступали в трения с наукой, гражданской литературой и искусством. Шел активный процесс «обмирщения церкви». Монастыри постепенно лишались своих вотчин, отписанных на государство. Не хватало средств на содержание братии и обширного монастырского хозяйства. Монастыри ветшали и приходили в запустение.

Среди русского духовенс­тва у Петра I не было сторонников в проведении церковной реформы, и он обращается за помощью к духовенству малороссийскому, получавшему обра­зование в Киево-Могилянской академии, где богословие было построено по католическому образцу, преимущественно иезуитскому. Феофан Прокопович стал подлинной находкой для Петра. Он полностью отверг ценность монашества, краеугольный камень Русской Православной аскезы, духовного опыта христианина.

В 1723 г. последовал указ: «Во всех монастырях учинить ведомость, колико в них монахов и монахинь обретается, и впредь никого не постригать, а на убылые места определять отставных солдат».

В «Историческом описании Старицкого Успенского монастыря» игумен Арсений так писал по этому поводу: «По расчислению на долю Ста­рицкого Успенского монастыря назначено было 12 человек, которым и по­ложено было отпускать и жалованье и провизию согласно с их чинами. Очевидно, из монастырей хотели сделать что-то в роде богадель­ни, где с молитвою соединялось бы и дело милосердия. Присылка в монас­тырь инвалидов продолжалась до отобрания от монастырей вотчин в 1764 году»..

В результате последующих правительственных реформ наследников Петра монастыри обезлюдели, богатые обители обеднели до крайности и, прежде небогатые, закрывались. Так, в «Историческом описании…» чита­ем: «В описи 1741 года о Введенской церкви сказано: «у оной церкви крыша деревянная ветха; а у сеней свод весьма ветх и подставлен дере­вянными столбами». При описании икон весьма часто встречается дополне­ние – «ветха». При описании ризницы, которая не особенно многочислен­на, сделано замечание: «риз весьма обветшалых, которых за ветхостию описать невозможно, четырнадцать…».

Особенно любопытно изданное в 1724 г. «Объявление о звании монашеском», написанное Феофаном по заказу властей и содержа­щие резкие нападки на монашество. Во 2-й части «Духовного Регламента», составленного им же, читаем: «Не принимать в монахи ниже тридесятого году возраста. Женщин моложе 50-ти не постригать. Скитков пустынных строити не допускати. Монахам никаких писем, как и выписок из книги, не писать, чернил и бумаги не держать».

Запретив монаху держать у себя в келье перо и чернила и даже делать выписки из книг, новая немецкоязычная власть обнаружила свою враждебность духовным началам русского народа. Однако через год Петра не стало, и этот указ не успел войти в жизнь со всей полнотой.

После смерти Петра I наступила эпоха дворовых переворотов. Самый тяжёлый период для жизни монастырей наступил в эпоху «бироновщины» — в годы засилья немцев и решительного наступления на русские обычаи. В монастырях стали размещать на жительство отставных военных, в основном инвалидов.

В 1762 г. на российский престол взошла императрица Екатерина II. «Золотой век» русского дворянства был неизбежен связан с новыми земельными пожалованиями. Поэтому одной из важных реформ императрицы стала секуляризация церковных земель (передача земли от церкви к государству с выплатой денежной компенсации). Для проведения этого мероприятия государство проделало колоссальную работу: все монастыри были осмотрены и описаны представителями государственной власти.

Но это уже другая история.

Александр Шитков,

преподаватель ГБП ОУ «Старицкий колледж»,

председатель районного клуба «Краевед»

tvereparhia.ru

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post «Новая религиозность» в постсекулярном мире
Next post Царь Петр I и святитель Митрофан Воронежский

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close