Два Слова св. Исихия, пресвитера Иерусалимского на праздник четверодневного Лазаря

0 0
Read Time:17 Minute, 6 Second

Слово первое на четверодневного Лазаря.

Се, снова предлагает нам сегодня Лазарь роскошную трапезу, трапезу, на которой все удивительно, многоцветно и светло, составляя воистину божественное любочестие и некое царственное величие; ибо Отец служит трапезе, Сын наливает вино, Дух умащивает пиршество; ангелы же стоят на страже брачного чертога, ни Иуде не позволяя войти, ни допуская проникнуть Каиафе, изгоняя лицемеров, когда те еще только покажутся вдали, выталкивая некими острыми и жесткими бичами убивших Господа, прогоняя богохульников приготовленным мечем, вводя же разбойника, торжественно сопровождая блудницу, с радостью принимая на трапезу волхвов, предлагая мытарям первые места в брачном чертоге. Но кто же пирующие? В этом и состоит для нас суть настоящего слова. ─ Все умершие, каждый из которых облечен в некую чистую брачную одежду, разделяющие места вместе с Адамом и Евой.

Честь этих и еще больших благ для рода сего принадлежит Воскресению из мертвых, началом которого явился заслуживающий всякого доверия великий Лазарь, пышно цветущая нива добродетелей, многоплодный виноградник веры, роза Царствия Христова; перворожденный, которого зачал глас Единородного; язык Слова; труба Премудрости; неумолкаемая свирель; лира, на которой играет Отец; кифара, струн которой касается Бог; тимпан, в который Бог ударяет; псалтирь Рожденного от Бога, сам же родившийся от себе подобного. Каков же глас? ─ Лазарь! иди вон (Ин. 12, 43). Услышав его, весь род умерших ободрился, смерть была пораженена боязнью и, от страха низвергнутая ниц, была попрана собственными пленниками. «Лазарь! иди вон, ибо мы нуждаемся в этом твоем пришествии». «Не мне, ─ говорит, ─ дано, чтобы выведены были сонмы умерших, еще не время возвещать свободу всему созданию, еще не время восходить роду прежде, нежели сойдет Творец рода». «Лазарь! иди вон, мы нуждаемся в твоей быстроте, чтобы узнали живущие, как трепещут умершие перед Происшедшим из Марии; чтобы познал Пилат, чей голос освобождает мертвых, удаляет тление, превращает гробы в брачные чертоги. Лазарь! иди вон. Разрешись от уз и покинь тьму, вступи в день и оставь ночь. Спеши к жизни, призываемый Жизнью. Соделайся участником радости, ибо устранена причина печали. Лазарь! иди вон. Не помышляй об узах, ибо цепи пали. Не думай о засовах, ибо они сокрушаются. Не остерегайся привратников, ибо медные врата не отваживаются удерживать тебя, призываемого Мною. Лазарь! иди вон. Небеса, поведующие славу Божию (Пс. 18, 1), покажутся тебе более светлыми. Тебе явится земля и начнет возвеличивать пещеру Вифлиемскую выше чертогов царских и превозносить ясли как престол херувимский. Тебе явится солнце и осветит тебя еще более светлыми лучами. Ты увидишь Петра, как он пробуждается криком петуха и проливает теплые слезы покаяния. Ты увидишь Иуду, как он приобщается совету; как, зная, Кого предает, не решается удерживать у себя серебро предательства; зная, Кого предает, свидетельствует, что Преданный им есть Бог; зная, Кого предает, прибегает к петле и накладывает на себя веревку для удушения. Так она стала крепкой сбруей для его богохульств и, по справедливости, суровой и ужасающей уздой для его богоотступничества.

Лазарь! иди вон. Ты увидишь иудейскую синагогу, как она предает Того, Кто подает Себя даром, как разрывает собственными руками свой брачный хитон и являет отступление от еще не начертанных на нем полосок*. Ты увидишь Церковь из язычников, как прикладывает она веру к вере, ревность к ревности, надежду к надежде, любовь к любви и увенчивает брачный договор приложением добродетелей». Слыша сей священный глас, торопился Лазарь перейти к Призывающему и, прощаясь, говорил сонму умерших: «Жизнь призывает меня и не могу оставаться; влечет меня Слово и глас Божий, ибо ноги сами собой устремляются к Нему; Создатель повелел ─ и естество разыскивает того, что выше естества. А вы желаете ли нечто сказать Призывающему? Я буду послом от вас, чтобы Он пришел к вам или вас, нижних, поднять вверх к Нему или Вышнего опустить, ибо как Благой Он все стерпит.

За вас, праведников, я буду ходатайствовать, но и вы, грешники, можете отправить через меня посольство к Нему. Говори лучше ты, о Адам, ибо надо нам узнать твою нужду. Разве ты не беспокоишься обо всем роде? Будучи сам отцом всех падших, ты заботишься о падших или жалеешь только избранных, или хочешь, чтобы были освобождены только те, которые сохранили в чистоте начертания образа? Но смотри, как бы не произошел великий вред кувшину от столь негодных сосудов. Смотри, как бы ты не стал из-за преслушания негодным вместе с родом остальных грешников. Но говори, о Адам, быстрее, ибо время восхождения не терпит. Убойся, как бы не подвергнуться тебе порицанию за такое нерадение при столь сильном звуке трубы. Итак, говори, что хочешь, ибо скажу я Произносящему глас: «Не гневайся, Владыка. Не хватает у нас силы духа при этом призыве, ибо нужно мне разыскать то, что съели черви, нужно мне собрать рассеянные по земле и разложившиеся в прах останки. Ибо, будучи несовершенным, могу ли я восходить к Совершенному, могу ли покинуть землю, достигнуть Призывающего и предстать Тому, Кто спешит невредимым возвести Адама? К тому же у смерти обретается множество врат, так что все вошедшие связаны и не могут выйти обратно».

После сих слов Лазарь начал подниматься из земли. Умершие же, каждый подходя, целовали Лазаря, ибо он торопился уходить, и сообщали ему свои беды, чтобы он их возвестил. И первым говорил Авель: «Скажи Избавителю: что пользы для меня говорить после смерти, ведь не удалены узы тления?» И Ной, сетуя, приносил глас: «Для чего Ты вверил мне столь великий и пространный ковчег? Ныне удерживает меня жилище тесное и темное, нечистое и мрачное, владеет мною гроб, имеющий в размерах столь мало локтей». Авраам таким же образом негодовал, говоря: «Я принес Создателю единородного сына, он же взирает на меня в сие время, связанный в ужасных узах». Исаак возмущался: «Соделавшись образом бессмертной Жертвы, все же переношу горькую цепь смерти». Иаков упрекал за то, что он, который мог бороться с Богом, не имеет силы бороться против горестнейшей смерти.

Иосиф, склоняемый непорочностью, удаляя от себя сон, ревнуя о святости, негодуя, грозился сокрушить узы, но не имея сил против смерти, издавал пронзительный стон, не получая облегчения. Моисей же восклицал: «Почему я, законодатель, сижу здесь как пленник?! Почему я с египетским войском, которое мановением руки я потопил в пучине морской; почему разделяю с ним бездну тления, горечь здешней пагубы и нечистоту кровей? Давид, взяв лиру, говорил Лазарю: «Скажи Рожденному от Девы: если Ты Сам не поспешишь, то поспешим мы, понуждаемые ужасами. Если Ты замедлишь, то не сможем мы удержаться. Если Сам Ты не сойдешь, тогда мы сами поспешно взойдем к Тебе. Я ожидаю того, чтобы воспеть живущим; довольно уже времени воспеваю я умершим.

Хочу объяснить живущим на земле таинства песнопения и сказать, каким образом небеса проповедуют славу Божию, как о делах рук Его возвещает твердь, что значит день дню передает речь, какая ночь открывает ночи знание, что значит нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их, отчего по всей земле прошел звук их, и до пределов вселенной слова их, что значит в солнце поставил Он жилище Свое, Кто это, Который, как жених выходит из чертога Своего и возрадуется, как исполин, пробежать поприще, как от края небес исход Его, и шествие Его до края их (Пс. 18, 2─7).

Небеса проповедуют славу Божию, когда Он спускается с них на землю и небеса не ощущают вдовства. О делах рук Его возвещает твердь, когда Он, восстанавливая Адама, со славою возводит его не самую твердь, после уз ─ непорабощенного, после тления ─ нетленного, после смерти ─ бессмертного. День дню передает речь, день Господнего Рождества ─ дню Царственного Креста, ибо, как первый видел Бога во плоти, происходящего из утробы, так второй видит Бога во плоти, висящего на древе. И ночь открывает ночи знание, ночь предательства ─ ночи Воскресения: ибо первая возвещает о падении Иуды, вторая же ─ о восстании Адама. Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их, очевидно, что голоса ангелов, голоса, которые они обратили к женам мироносицам и которые перешли во весь род словесных.

Всякого слуха коснулась речь сия, и всякий разумный язык был одарен Богом, когда по всей земле прошел звук их, и до пределов вселенной слова их, слова Петра и Иоанна, Андрея и Фомы и хора других неграмотных, святого отряда простецов, которых наняла Премудрость, чтобы они стали вестниками Ее словес. В солнце поставил Он жилище Свое, Отец ─ в Сыне, ибо Он взошел для нас, как Солнце Правды, ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2, 9). И Он, как жених выходит из чертога Своего; облеченный в белые одежды, боговидный, лучезарный, вышел Он из небесного чертога, из покоя царственного гроба. Возрадуется, как исполин, пробежать поприще, когда, как победитель, пробежал от земли на небо, и приняли Его облака, как воскресшего из мертвых победоносца.

От края неба исход Его, и шествие Его до края неба, ибо откуда Он нисшел, там Он находился, но туда, где Он находился, снова восшел с плотью, Снисшедший к нам и Пребывавший с Отцом, Восшедший ради нас и оказавшийся с Отцом вместе с начатками нашего [естества]».

Глас же торопил Лазаря, и призыв, освобождающий от оков, как бы на крыльях возводил его из земли. И, как оленя, выгнал его из гроба, и словно серну ─ из могилы, мертвого, слепого, связанного, ибо он был еще обложен пеленами, глаза еще покрывал сударь, очи еще были закрыты тканью. Зрачки были съедены, и их не было, и не могли под пеленами воспринимать солнечные лучи. Уши были заткнуты, дыхание заграждено, язык имел ремень и узду (ибо уста усопших связывались), шея была оплетена поясами, плечи стянуты пеленами, связанными между собою до бедер, так что их нельзя было отделить друг от друга, голени находились как бы одна возле другой, как бревно рядом с бревном.

И был он как некий отдельно стоящий столб, видимый памятник удерживаемых во аде. И, вот, таким он выходил и приводил в замешательство иудеев, разгонял фарисеев, понуждал саддукеев, пораженных страхом, бросаться друг к другу, родных же и друзей, и близких ─ радовал, поклонялся с великим тщанием и поспешностью Воскресившему, возвещал Жизни таинства ада. Христос же говорил стоящему вокруг сонму иудеев: «Развяжите его, пусть идет (Ин. 11, 44), разрешите того, кто не требует разрешения; развяжите того, кто идет, когда связаны ноги; развяжите того, кто удерживается погребальными пеленами, но идет чинно, нимало не колеблясь; развяжите того, кто видит, хотя закрыты глаза; того, кто беспрепятственно слышит, хотя у него заткнуты уши; того, кто с заткнутыми ноздрями обоняет благоухание жизни.

Развяжите его, чтобы сами пальцы ваши сделать свидетелями чуда; чтобы больше не отрицали вы знамение, стыдясь своих собственных рук; чтобы, после того, как осязали вы отобранный у смерти трофей, пелены, которые вы приняли, соделались бы доказательством вашего неразумия. Развяжите его, пусть идет, ибо мертвого назначил Я вестником Жизни. Тот, кто вышел из ада, объявит о Нисшедшем с небес; тот, кто восстал из гроба, возвестит народам о Рожденном из лона Отца; рассыпаемый в прах ясно поведает о Создавшем из начала род человеческий; восшедший из праха соделается уверением, показав таким же, как он, глиняным сосудам заново слепленный кувшин. Пусть идет, пусть не пребывает в молчании о совершившемся знамении, да не заставит его страх перед его Благодетелем соделаться неразумным, да не будет он переубежден страстью к деньгам, да не восхитит его желание славы, да не соделает его медлительным пристрастие к житейским удовольствиям.

Он узнал, отчего он страдал и куда сошел. Там познал он поврежденность, бессилие, непрочность этого мира. То, что под землей, убедило его не заботиться о том, что на земле, и не считать земные слова надежными. Пусть идет, чтобы возвестить Каиафе и призвать в свидетели Пилата; представить слугам Того, Кого они намереваются бить палкой; утвердить учеников, уличить искусителей, повелеть женам приготовить миро. Пусть идет, ибо, когда он идет, синагога утесняется, множество саддукеев приходит в смятение, весь круг земной содрогается, небесный свод очищается от кучи облаков, является восхитительный сонм звезд, небо становится более высоким, видя силу Нисшедшего с него и Ожидаемого от него, Ему же слава и держава со Отцом и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Слово второе на четверодневного Лазаря.

Люблю место церковных собраний, собирающее вокруг меня сей духовный пир, пиршество же есть собрание Божией Церкви, напояемое Таинственной Чашей, питаемое Животворящим Агнцем, ибо Царь ангелов поселился на земле, для верных приготовляются пиры и наслаждения, и скорбь естества выступает в защиту скорбей с тех пор, когда началось пребывание [на земле] Спасителя; ибо естество как только ощутило сияние Владыки, от хвалебных песен и взыграний было наполнено радостью. Бесплодные женщины рождали предтеч благодати, в самих материнских утробах, прославляя, плясали младенцы, ибо Взыграл младенец во чреве ее и прославил (ср. Лк. 1, 41). За девственное рождение ублажалась Дева, небо посредством звезды призывало издалека волхвов, земля была наполнена ангелами, сорадующимися тем, которые живут на земле, демоны отпустили тех, кем владели, тела были разрешены от болезней, расслабленный являлся тогда бегающим, слепой поднимался в то время видящим, прокаженный смывал с себя проказу, тогда засыхало полное крови море страстей, один из косноязычного соделывался хорошо говорящим, другой вновь получал слух для принятия слов, которые совсем недавно были заграждены от него.

И что подобает сказать о неожиданном винопитии на браке (см. Ин. 2, 1─11), о мертвецах, выскакивающих из гробов (см. Лк. 7, 15; Ин. 11, 44)? Ибо Он сказал: Юноша! тебе говорю, встань!(Лк. 7, 15), и был устрашен слышащий этот звук, воображая будто мертвец на самом деле не умер. Отпустил и Лазаря гроб, но так, что вызванный, будучи завернут в пелены, поспешил явиться бегущим, четыре дня гнивший во гробе, со внутренностями, во многом изъеденными червями, утративший всю стройность тела, имеющий свидетелем тление и зловоние гроба. Но благоухание Жизни воссоздало разложившиеся внутренности, и гроб для вызванного соделался как бы материнской утробой и, как помещенный не во гроб, а во чрево, словно только что отлитый, был выкован Лазарь, ветхий и новый человек.

О, новое чудотворение! Гроб ради нашей жизни носил во чреве человека, в погребальных одеяниях как бы некоего младенца, обернутого в пелены, глас же Владыки, знакомый умершему, вместе с пеленами вытягивал его из гроба: Лазарь!говорит ─ иди вон (Ин. 11, 43)! И вслед за словом быстро стал исходить мертвый, после того, как члены были соединены друг с другом во гробе: глаз возвращался на свое место, нос занимал свое положение, щеки спешили принять прежний вид, шея равно была обмотана от плеч до головы, погребальные пелены были завязаны от рук до колен, скрепления двигались вместе с членами тела, складывалось расположение пальцев, вновь оказывались связанными сочетания сухожилий, облекалось в свой состав естество костей, вместе с жилами натягивались артерии, вновь создавался мозг, сплеталась кожа, приводились в порядок волосы.

Неторопливо в членах своих приготовлялся он к бегу по слову [Господню]. Как конь, ударяемый по условному знаку, так и мертвый по гласу Владыки тут же бросился бежать, призванный, возрожденный и показывающийся из гроба. Лазарь! иди вон. Прежде, чем сказать воскресни, приказывает выйти! Еще лежащего поторапливает к тому, чтобы бежать! Воскреси сначала, Владыко, тотчас же после сего повелевай бежать воскресшему! Что прежде воскрешения Ты приказываешь выйти еще лежащему? – «Да, ─ говорит, ─ лежащему повелеваю бежать, чтобы, затрудняя мертвого двумя повелениями, не затягивать исход. Говорю ему: иди вон, чтобы в один более короткий срок совершилось действие воскресения и движения». Лазарь же, окрыленный этим, тотчас выступил из гроба, как страж, лучше же сказать, как мертвец, сидящий возле гроба.

Ад же внизу, как вынужденный отдать мертвеца, кричал: «Кто есть Сей, Который голосом, будто спящих, воскрешает мертвых из гробов?! Кто есть Сей, Который отменяет древние законы умерших?! Кто есть Сей, Который возбуждает мертвых сопротивляться мне?! Кто есть Сей, Который обращается к мертвецам с проповедью о возвращении?! Кто есть Сей, Который приучает сущих во гробах к мысли, что можно вернуться к жизни?! Кто есть Сей, Который так легко развязывает мои узы?! Кто есть Сей, Который лишил меня всех моих мертвецов для того, чтобы они устроили хоровод?! Вижу, что исчез жезл моего господства над людьми. Обветшала у меня тюрьма смерти. Илия, отняв моего мертвеца, вернул его к радости женщины (см. 3 Цар. 17, 23). После Илии, когда пришел Елисей, два раза у меня была устроена кража мертвецов (см. 4 Цар.4, 35; 4 Цар.13, 21). Ныне же выступил против меня этот более ненавистный защитник мертвецов, призывающий как живых уже сгнивших мертвецов, и я отныне сомневаюсь, властвую ли над гниющими мертвецами, ибо у меня украден мертвец, которого я подверг тлению. Торжествует надо мной четверодневное тело, вместе с живущими в погребальных одеяниях устраивающее хоровод. Отныне опозорен я, когда вместе с погребальными пеленами убегает от меня умерший. Кто теперь испугается меня, побежденного гниющим мертвецом и ставшего как бы неким охранником сданных на хранение мертвецов?»

Ибо Лазарь, как некая ценность, вверенная гробу на хранение, как положенное золото, которое отдается обратно вместе с печатями, ─ перевязанный погребальными лентами, был положен во гроб и потом возвращен назад вместе с пеленами. Сонм же иудеев, неверующий и сомневающийся в совершившихся великих чудесах, говорил, наверное, тогда перед Лазарем, как некогда перед несущими службу возле гроба (см. Матф. 28, 12─13): «Это не тот». Поэтому, подобно тому, как кто-то намереваясь возвратить вверенную на сохранение ценность и предвидя подозрение вверившего, тщательно охраняет печати на сей ценности, чтобы вид печатей уверял вкладчика; так же и Владыка Христос, возвращая иудеям Лазаря, ценность, положенную среди мертвых на четыре дня, выводит его наружу вместе со знамениями погребальных пелен, как неких печатей, чтобы те, которые его будет развязывать, непосредственно увидели, что это не кто-то иной, а тот, которого они погребли.

Но болезнь неверия так и осталась неисцеленной, ибо, узнав, возненавидели мертвеца из-за чуда и составили тайный совет: Положили же убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса (Ин. 12, 10─11). О, лукавый совет! Истинно ли, о священники, совершившееся или оно ложно? Ибо, если оно истинно, то напрасно совещаетесь умертвить того, кто может снова воскреснуть. Если же чудо было подлогом, то зря вы придаете высокое значение сему чуду. Если же совершившееся станет предметом слухов, то пусть лучше будет спрошен тот, о котором ложно распускают слухи, что он воскрес, чтобы все приступающие узнали от вопрошаемого, что он не воскрес из мертвых. Если же вы умертвите его, то окажете услугу молве, утратив доказательство против молвы, так что с обеих сторон сложным будет ваш план.

О, болезнь, доставляющая множество стенаний! Врачевание, совершаемое ненавидимыми, причиняющее раны тому, кто ненавидит; Благодетель ─ как ненавистный вредитель; Спасающий ─ как умерщвляющий враг. Подобало радоваться, а не огорчаться, когда воскрешаются мертвые. Воскрес мертвец; я получил повод для радости, найдя Врача, налагающего целительный пластырь мертвецам. Человек, ты имеешь действительное избавление от мучающих тебя. У тебя оказался больным ребенок? Призови в болезни Воскресающего мертвых. Ребенка беспокоят демоны? У тебя есть лекарство от страстей. Умирает ли у тебя кто-нибудь из родственников? Имеешь близко Вырывающего мертвецов у смерти. Какие подарки давал ты, думая найти помощника в скорбях? Сего же ты, нашел даром и отвращаешь взор от Найденного! Итак, поскольку ты не боишься впасть убытки, отдай тем, кто того хочет, прибыль; оставь Лазаря жить, чтобы не было от смерти чего-то более мучительного людям, которых освободил Сей, сходящий к ней; да не сотворишь ты того, чтобы жить в еще большем отчаянии могилы. Мертвый ощутил во гробе упование жизни и, нисколько не повредив пелены, воскрес, живя же вместе с тобою, опасается погубить дар, который он стяжал во гробе.

Какое слово о постоянном лукавстве иудеев занимает меня, когда оживление Лазаря приводит меня к памяти Воскресения? Когда сотрясутся гробы, принуждаемые вернуть мертвецов, смутится земля, колеблемая страхом, прозвучат с небес в слух людям звуки труб, ибо сказано: Вострубит, и мертвые воскреснут нетленными (1Кор. 15, 52). Тогда как молния сойдет с неба Судия; воинство же ангелов, пораженное страхом от случившегося, будет предшествовать Судии, ибо сказано: Силы небесные поколеблются (Мф. 24, 29). Тогда будет сретение праведными в облаках на воздухе; плач демонов, влекомых на суд; диавол, печальный и ведомый в узах; тираны, влачимые, чтобы дать страшный ответ; наказываемые коварные дела богатых; удостаивающееся венцов терпение бедных; исповедуемые благодеяния царей; исследуемая жизнь священников; досточтимое воинство дев; блудницы, порицаемые и скрывающиеся; почитаемая степенность целомудренных; наказываемая распущенность прелюбодеев; увенчиваемое добросердечие великодушных; скрытый позор клеветников; ублажаемые сонмы истинно покаявшихся; подвергающееся бичеванию притворство лицемеров.

Вы все услышали не мое слово, но Павла, вопиющего всем: Всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал живя в теле, доброе или худое (1 Кор. 5, 10). Итак, приведя на память по порядку все сие, погаси удовольствие, любитель удовольствий, ибо оно есть вещество для геенского огня. Удерживай чрево, изнеженный, ибо прожорливость есть удобосгораемое бремя; порицая сие и пророк вопиял к Содомлянам: Однако вот в чем беззаконие Содомы: в гордости и пресыщении хлеба и в изобилии (ср. Иез. 16, 49). Не допускай себя к излишеству, богатый, как солому ─ к неугасающему пламени. Будь привязан к терпеливости, бедный, ибо благочестивое терпение есть охлаждение геены. Забудь о своем нечестии, эллин, только огню полезны колючки. Воскресни из еретических догматов, как из гробов, еретик, прежде чем придет оный вопиющий мертвецам голос: Вот, Жених идет, выходите навстречу Ему (Мф. 25, 6), Христос Бог наш, имеющий судить живых и мертвых (ср. 1 Петр. 4, 5). Будем же славить Его со Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


* Вероятно, имеется в виду клав ─ несколько полосок на одеждах знатных людей в Византийской империи. Эти полоски указывали на особое положение в обществе данного человека или даже на его царственное достоинство. На иконах Иисуса Христа, Господь изображается в гиматии (хитоне) коричневого цвета с золотым клавом, указывающим на то, что Он есть Царь мира, Вседержитель.

Happy
Happy
100 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Вербное воскресенье. Священник Антоний Русакевич
Next post Пасха. История праздника

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close