Священномученик Арсе́ний Троицкий, пресвитер

0 0
Read Time:44 Minute, 46 Second
Дни памяти

21 мая (переходящая)  – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

19 ноября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ар­се­ний ро­дил­ся 28 ок­тяб­ря 1880 го­да в се­ле Гри­дье­во Твер­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Сер­гия Тро­иц­ко­го. По­сту­пил в Твер­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, ко­то­рую окон­чил в 1903 го­ду. Во вре­мя обу­че­ния в се­ми­на­рии он нес по­слу­ша­ние учи­те­ля пев­чих ар­хи­ерей­ско­го хо­ра и ча­сто при­гла­шал­ся про­по­вед­ни­ком на ар­хи­ерей­ские бо­го­слу­же­ния.

30 ян­ва­ря 1903 го­да в день празд­но­ва­ния па­мя­ти ве­ли­ких свя­ти­те­лей и учи­те­лей все­лен­ских Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го ар­хи­епи­скоп Твер­ской и Ка­шин­ский Ди­мит­рий (Сам­би­кин) со­вер­шил ли­тур­гию в хра­ме Трех свя­ти­те­лей в Тве­ри. Про­из­не­се­ние про­по­ве­ди на бо­го­слу­же­нии бы­ло по­ру­че­но Ар­се­нию Тро­иц­ко­му. В этой про­по­ве­ди он, в част­но­сти, ска­зал: «Мы, пра­во­слав­ные слу­жи­те­ли, в на­сто­я­щий день тво­рим па­мять трех ве­ли­ких свя­ти­те­лей и на­став­ни­ков на­ших – Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Гри­го­рия Бо­го­сло­ва и Иоан­на Зла­то­усто­го; вос­по­ми­на­ем их бла­го­че­сти­вую жизнь и те ве­ли­кие по­дви­ги и тру­ды в де­ле про­по­ве­да­ния сло­ва Бо­жия, ко­то­ры­ми так пол­на жизнь этих трех ве­ли­ких стол­пов ве­ры Хри­сто­вой.

Для че­го же мы со­вер­ша­ем это вос­по­ми­на­ние? Ес­ли ска­жем, что для то­го, чтобы про­сла­вить и воз­ве­ли­чить имя их, то они уже про­слав­ле­ны и воз­ве­ли­че­ны не толь­ко на зем­ле, но и на небе, не толь­ко от че­ло­век, но и от Бо­га, ибо они уже не стран­ни и при­шель­цы, но со­жи­те­ле свя­тым и при­снии Бо­гу (Еф.2,19). К че­му же то­гда на­сто­я­щее тор­же­ство в па­мять их?

От­ве­тим на это сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла: да взи­ра­ю­ще на скон­ча­ние жи­тель­ства, под­ра­жа­ем ве­ре их (Евр.13,7), то есть чтобы мы, чту­щие па­мять их, по­уча­лись при­ме­ром их доб­ро­де­тель­ной жиз­ни, под­ра­жа­ли ве­ре их, бла­го­да­ря ко­то­рой они соде­я­ли прав­ду, по­лу­чи­ли обе­то­ва­ния, стя­жа­ли се­бе неувя­да­е­мые вен­цы жиз­ни веч­ной. Для каж­до­го чле­на Церк­ви Хри­сто­вой ве­ра есть един­ствен­ное сред­ство для по­лу­че­ния жи­во­та веч­но­го, и вся жизнь хри­сти­а­ни­на есть один непре­рыв­ный по­двиг ве­ры и доб­ро­де­те­ли, ко­то­рый он бла­го­по­луч­но мо­жет со­вер­шить, под­ра­жая ве­ре сво­их на­став­ни­ков – свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их. Но спро­сим се­бя, пра­во­слав­ные слу­ша­те­ли, идем ли мы на этот по­двиг ве­ры, со­вер­ша­ем ли его и под­ра­жа­ем ли ве­ре сво­их ру­ко­во­ди­те­лей? По­двиг этот ве­лик, и ред­ко кто из нас бла­го­по­луч­но со­вер­ша­ет его. Он со­сто­ит в том, чтобы жить свя­то, в прав­де и ис­тине, чтобы во всех де­лах и на­чи­на­ни­ях пре­да­вать се­бя на во­лю Бо­жию, жить для Бо­га и так быть вер­ным Ему и на­де­ять­ся на Его бла­гость и ми­ло­сер­дие, чтобы ни му­че­ния, ни са­мая смерть не мог­ли за­ста­вить нас от­речь­ся от ве­ры в Него…

Да­лее, спро­сим се­бя, мо­жем ли мы, уче­ни­ки и по­сле­до­ва­те­ли свя­тых на­став­ни­ков на­ших, под­ра­жать той рев­но­сти и твер­до­сти в ве­ре и прав­де, из-за ко­то­рой они пре­тер­пе­ва­ли вся­кие го­не­ния и ли­ше­ния? По­ис­ти­не, на­ше серд­це со­дро­га­ет­ся и тре­пе­щет при вос­по­ми­на­нии тех стра­да­ний и му­че­ний, ко­то­рые они тер­пе­ли за имя Хри­сто­во. Для нас ка­жет­ся это очень и очень труд­ным по­дви­гом. Но они без­бо­лез­нен­но идут пред су­ди­ли­ща, ве­дут­ся на му­че­ния, да­же ра­ду­ют­ся, что спо­до­би­лись за имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста бес­че­стие при­я­ти (Деян.5,41): ни­что не мо­жет раз­лу­чить их от люб­ве Бо­жия, яже о Хри­сте Иису­се, – ни смерть, ни жи­вот, ни на­ча­ла, ни вла­сти, ни вы­со­та, ни глу­би­на, ни ина тварь кая (Рим.8,38-39). Так, вос­по­ми­на­е­мый ныне угод­ник Бо­жий свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, ко­гда цар­ский епарх Мо­дест, же­лая при­влечь его на сто­ро­ну ере­ти­ков, име­нем ца­ря стал гро­зить ему из­гна­ни­ем и дру­ги­ми бед­стви­я­ми, от­ве­чал: “Из­гна­ния я не бо­юсь, по­то­му что вся зем­ля моя, или, луч­ше ска­зать, Бо­жия. Му­че­ний я не бо­юсь, по­то­му что они при­ве­дут ме­ня к же­лан­но­му кон­цу, и ты ока­жешь мне ми­лость, что ско­рее по­шлешь ме­ня к Бо­гу”.

Вот как под­ви­за­лись свя­тые угод­ни­ки, вот как они по­беж­да­ли мир и грех, и по­бе­дой этой бы­ла ве­ра их. Но не та­ко­ва на­ша жизнь, на­ши де­ла, на­ша ве­ра, в срав­не­нии с их ве­рой. От­че­го же это про­ис­хо­дит? Или, мо­жет быть, они бы­ли выс­шие, от­лич­ные от нас су­ще­ства? Нет, они бы­ли та­кие же лю­ди, как и все мы… Но, быть мо­жет, они име­ли боль­шие обе­то­ва­ния, на­де­я­лись по­лу­чить боль­шие на­гра­ды за свои по­дви­ги? Нет, всем оди­на­ко­во при­над­ле­жат те вы­со­кие обе­то­ва­ния и та ве­ли­кая на­гра­да на небе­сах, тот ве­нец прав­ды, ко­то­рый уго­то­вал Гос­подь лю­бя­щим Его (2Тим.4,8).

Че­го же нам недо­ста­ет для до­сти­же­ния со­вер­шен­ства и для по­лу­че­ния ис­тин­но­го бла­га?

Недо­ста­ет од­но­го, имен­но: ве­ры и люб­ви к Бо­гу, та­кой люб­ви, ка­кою пла­ме­не­ли ду­ши свя­тых на­став­ни­ков на­ших, ко­то­рая не оста­нав­ли­ва­лась бы ни пред ка­ки­ми несча­сти­я­ми и бед­стви­я­ми жиз­ни, ра­ди ко­то­рой мы все­гда бы­ли бы го­то­вы по­ло­жить ду­шу за дру­ги своя, от ко­то­рой не мог­ли бы раз­лу­чить нас ни скорбь, ни тес­но­та, ни го­не­ние, ни глад, ни на­го­та, ни бе­да, ни меч (Рим.8,35)».

Учась в се­ми­на­рии и ис­пол­няя по­слу­ша­ние учи­те­ля пев­чих ар­хи­ерей­ско­го хо­ра, Ар­се­ний слу­жил пса­лом­щи­ком в Успен­ской еди­но­вер­че­ской церк­ви в Тве­ри.

В 1903 го­ду Ар­се­ний Сер­ге­е­вич же­нил­ся на де­ви­це Та­тьяне, до­че­ри про­то­и­е­рея Пав­ла Плет­не­ва, слу­жив­ше­го в хра­ме Ильи Про­ро­ка в се­ле Се­ли­хо­во Кор­чев­ско­го уез­да Твер­ской гу­бер­нии. Вско­ре он был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на, а 17 ок­тяб­ря 1903 го­да – в сан свя­щен­ни­ка к Ильин­ской церк­ви в се­ле Се­ли­хо­во. Отец Ар­се­ний со всей рев­но­стью глу­бо­ко ве­ру­ю­ще­го че­ло­ве­ка при­нял­ся за пас­тыр­ский труд, не огра­ни­чи­вая его толь­ко рам­ка­ми бо­го­слу­же­ния. Он сра­зу же всту­пил в бла­го­тво­ри­тель­ное об­ще­ство име­ни ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры, це­лью ко­то­ро­го бы­ло ока­за­ние по­мо­щи бед­ным вос­пи­тан­ни­цам Твер­ско­го епар­хи­аль­но­го учи­ли­ща, и стал щед­рым жерт­во­ва­те­лем и ак­тив­ным де­я­те­лем это­го об­ще­ства.

В 1908 го­ду отец Ар­се­ний в со­от­вет­ствии с по­же­ла­ни­я­ми и бла­го­сло­ве­ни­ем епар­хи­аль­но­го ар­хи­ерея Алек­сия (Опоц­ко­го) учре­дил при хра­ме в се­ле Се­ли­хо­во цер­ков­но­при­ход­ской со­вет, со­сто­я­щий из две­на­дца­ти че­ло­век. Его це­лью ста­ло под­дер­жать в при­хо­де «уга­са­ю­щий дух ре­ли­ги­оз­но­сти и люб­ви к свя­то­му хра­му и бо­го­слу­же­нию, раз­вить при­ход­скую бла­го­тво­ри­тель­ность, осла­бить силь­но рас­про­стра­нив­ший­ся по­рок пьян­ства, ор­га­ни­зо­вать биб­лио­те­ку-чи­таль­ню». За пол­го­да де­я­тель­но­сти со­ве­та бы­ла от­кры­та при со­дей­ствии Кор­чев­ско­го зем­ства пре­крас­ная биб­лио­те­ка-чи­таль­ня и на­зна­чен за­ве­ду­ю­щий, на опла­ту тру­да ко­то­ро­го ста­ли вы­де­лять­ся по­сто­ян­ные сред­ства.

Все крест­ные хо­ды и мо­леб­ны в до­мах при­хо­жан со­вер­ша­лись при огром­ном сте­че­нии на­ро­да и с ве­ли­ким бла­го­го­ве­ни­ем. Все это ста­ло про­ис­хо­дить бла­го­да­ря разъ­яс­не­ни­ям свя­щен­ни­ка су­ти цер­ков­ных та­инств. Со­би­ра­лись де­неж­ные сред­ства, ко­то­рые раз­да­ва­лись нуж­да­ю­щим­ся во вре­мя пас­халь­ных празд­неств, бы­ли со­бра­ны сред­ства на устрой­ство бо­га­дель­ни при хра­ме.

От­чет о де­я­тель­но­сти при­ход­ско­го со­ве­та Ильин­ской церк­ви пра­вя­щий ар­хи­ерей от­пра­вил для пуб­ли­ка­ции в «Твер­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях» в ка­че­стве при­ме­ра доб­рых на­чи­на­ний для дру­гих при­хо­дов.

В те го­ды ста­но­вит­ся на­сущ­ной необ­хо­ди­мо­стью вы­ра­бот­ка про­грам­мы пре­по­да­ва­ния За­ко­на Бо­жия для про­све­ще­ния на­ро­да. В епар­хии бы­ли про­ве­де­ны со­ве­ща­ния пред­ста­ви­те­лей епар­хи­аль­но­го и гу­берн­ско­го учи­лищ­ных со­ве­тов и свя­щен­ни­ков-за­ко­но­учи­те­лей на­чаль­ных школ. Од­ним из са­мых ак­тив­ных участ­ни­ков этих со­ве­ща­ний, про­хо­див­ших с 4 по 6 мар­та 1914 го­да в Тве­ри, стал свя­щен­ник Ар­се­ний Тро­иц­кий.

Ко­гда на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, отец Ар­се­ний вме­сте с при­хо­жа­на­ми стал по­мо­гать боль­ным и ра­не­ным во­и­нам. В 1916 го­ду за усерд­ную пас­тыр­скую служ­бу он был на­граж­ден ка­ми­лав­кой. 17 фев­ра­ля 1917 го­да отец Ар­се­ний был на­зна­чен по­мощ­ни­ком бла­го­чин­но­го 1-го окру­га Кор­чев­ско­го уез­да. За рев­ност­ное и усерд­ное слу­же­ние он был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.

В по­сле­ре­во­лю­ци­он­ное вре­мя отец Ар­се­ний не стал усту­пать во­ин­ству­ю­ще­му без­бо­жию, но, про­дол­жая вос­пи­ты­вать сво­их при­хо­жан в пра­во­слав­ном ду­хе и укреп­лять в ве­ре, ор­га­ни­зо­вы­вал мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­че­ства к пра­во­слав­ным свя­ты­ням.

С 24 по 26 июля 1921 го­да свя­щен­ник воз­гла­вил па­лом­ни­че­ство в Ни­ко­ла­ев­ский Пеш­нош­ский мо­на­стырь, на­хо­дя­щий­ся в Дмит­ров­ском уез­де Мос­ков­ской гу­бер­нии. По окон­ча­нии па­лом­ни­че­ства его участ­ни­ки об­ра­зо­ва­ли со­юз рев­ни­те­лей хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия под небес­ным по­кро­ви­тель­ством пре­по­доб­но­го Ме­фо­дия, ос­но­ва­те­ля Пеш­нош­ско­го мо­на­сты­ря, вдох­но­вив­ше­го серд­ца па­лом­ни­ков объ­еди­нить­ся в брат­ский со­юз для ре­ли­ги­оз­но­го про­све­ще­ния и боль­ше­го пре­успе­я­ния ду­хов­но­го в де­лах ве­ры и бла­го­че­стия. Про­то­и­е­рей Ар­се­ний со­ста­вил устав ре­ли­ги­оз­но­го со­ю­за рев­ни­те­лей бла­го­че­стия. В лет­нее вре­мя чле­ны со­ю­за ста­ли при­ни­мать ак­тив­ное уча­стие в крест­ных хо­дах, устра­и­ва­е­мых раз­лич­ны­ми при­хо­да­ми, а в зим­нее – в про­ве­де­нии бе­сед на ре­ли­ги­оз­ные те­мы.

24 но­яб­ря 1922 го­да за про­ти­во­дей­ствие об­нов­лен­че­ско­му рас­ко­лу вла­сти аре­сто­ва­ли епи­ско­па Ста­риц­ко­го Пет­ра (Зве­ре­ва), ис­пол­няв­ше­го в то вре­мя обя­зан­но­сти управ­ля­ю­ще­го Твер­ской епар­хи­ей. В тот же день в Ни­коль­ской, что на Пла­цу, церк­ви в Тве­ри со­сто­я­лось со­бра­ние твер­ско­го ду­хо­вен­ства и пред­ста­ви­те­лей при­ход­ских об­щин. Ру­ко­во­ди­те­ли со­бра­ния впо­след­ствии со­ста­ви­ли вы­пис­ку о при­ня­тых на нем ре­ше­ни­ях для све­де­ния ду­хо­вен­ства и ми­рян.

По­сле дли­тель­но­го об­суж­де­ния со­бра­ние по­ста­но­ви­ло на­сто­я­тель­но необ­хо­ди­мым со­зыв По­мест­но­го Со­бо­ра, «с со­блю­де­ни­ем при­ня­тых ра­нее пра­вил сво­бод­но­го из­бра­ния пред­ста­ви­те­лей от ду­хо­вен­ства и ми­рян на окруж­ных уезд­ных и епар­хи­аль­ных со­бра­ни­ях; при­чем Со­бор дол­жен со­сто­ять из пра­во­слав­ных хри­сти­ан, и ес­ли на­ме­чен­ный “Жи­вой цер­ко­вью” и ВЦУ Со­бор не бу­дет от­ве­чать да­же эле­мен­тар­ным тре­бо­ва­ни­ям спра­вед­ли­во­сти сво­бод­но­го из­бра­ния до­стой­ных пред­ста­ви­те­лей, то его иг­но­ри­ро­вать и оза­бо­тить­ся с раз­ре­ше­ния пред­ле­жа­щей вла­сти со­зы­вом дру­го­го, ка­но­ни­че­ски за­кон­но­го и вполне пра­во­моч­но­го Со­бо­ра… За­слу­шав за­яв­ле­ние груп­пы ве­ру­ю­щих о же­ла­тель­но­сти хо­да­тай­ства за аре­сто­ван­ных епи­ско­па Пет­ра, про­то­и­е­рея А.К. Бе­не­ман­ско­го, ми­рян А.И. Со­ко­ло­ва, А.М. Пре­об­ра­жен­ско­го и про­то­и­е­рея В.П. Куп­ри­я­но­ва вви­ду пол­ной неиз­вест­но­сти о при­чи­нах их аре­ста… еди­но­глас­но по­ста­но­ви­ли: при­ни­мая во вни­ма­ние хо­ро­шо из­вест­ную чле­нам со­бра­ния по­ли­ти­че­скую бла­го­на­деж­ность аре­сто­ван­ных лиц, их со­вер­шен­ную ло­яль­ность по от­но­ше­нию к со­вет­ской вла­сти и, с дру­гой сто­ро­ны, край­нюю же­ла­тель­ность ви­деть их на сво­бо­де как лиц, спо­соб­ных дей­ство­вать в уми­ро­тво­ря­ю­щем ду­хе сре­ди ве­ру­ю­щих масс, в осо­бен­но­сти в на­сто­я­щее вре­мя, вви­ду воз­буж­де­ния умов под вли­я­ни­ем дей­ствий чуж­дой ве­ру­ю­щим ор­га­ни­за­ции “Жи­вая цер­ковь” и, на­ко­нец, бо­лез­нен­но­го со­сто­я­ния епи­ско­па Пет­ра, – из­брать… (да­лее идет пе­ре­чень фа­ми­лий. – И. Д.) и упол­но­мо­чить их вой­ти с хо­да­тай­ством в гу­берн­ское по­ли­ти­че­ское управ­ле­ние и про­ку­ра­ту­ру о вы­яс­не­нии при­чи­ны аре­ста и осво­бож­де­нии их, ес­ли по­тре­бу­ет­ся, под по­ру­чи­тель­ство всех чле­нов на­сто­я­ще­го со­бра­ния».

Да­лее со­бра­ние вы­слу­ша­ло те­ле­грам­му от ду­хо­вен­ства и ми­рян Ка­шин­ско­го ви­ка­ри­ат­ства сле­ду­ю­ще­го со­дер­жа­ния: «Узнав о при­бы­тии в Тверь на­зна­чен­но­го ВЦУ епи­ско­па Алек­сандра, за­яв­ля­ем, что Алек­сандра не при­зна­ем, рас­по­ря­же­ни­ям его не под­чи­ня­ем­ся… По об­мене мне­ни­я­ми по­ста­но­ви­ли: со­об­щить епи­ско­пу Алек­сан­дру (На­деж­ди­ну), что… един­ствен­ным епи­ско­пом, управ­ля­ю­щим Твер­ской епар­хи­ей, ду­хо­вен­ство и ми­ряне при­зна­ют из­бран­но­го ими епи­ско­па Пет­ра или на­зна­чен­но­го им; при­чем ни в ко­ем слу­чае не же­ла­ют и не до­пу­стят к се­бе дру­гих епи­ско­пов или свя­щен­ни­ков, в осо­бен­но­сти ста­рой мар­ки, вро­де чле­нов ду­хов­ных кон­си­сто­рий или быв­ше­го го­судар­ствен­но­го со­ве­та, ка­ко­вым яв­ля­ет­ся и епи­скоп На­деж­дин, как эле­мен­тов со­мни­тель­ных и неже­ла­тель­ных…»

30 но­яб­ря 1922 го­да епи­скоп Петр был пе­ре­ве­зен из Тве­ри в Моск­ву и за­клю­чен в Бу­тыр­скую тюрь­му. 4 де­каб­ря епи­скоп Осташ­ков­ский Гав­ри­ил (Або­лы­мов) на­пра­вил по­сла­ние ду­хо­вен­ству и ми­ря­нам Твер­ской епар­хии, в ко­то­ром пи­сал: «За от­сут­стви­ем управ­ля­ю­ще­го епар­хи­ей прео­свя­щен­но­го Пет­ра, епи­ско­па Ста­риц­ко­го, в по­ряд­ке управ­ле­ния по его по­ру­че­нию и по вы­зо­ву твер­ско­го ду­хо­вен­ства и паст­вы, я с 1 де­каб­ря всту­пил в управ­ле­ние Твер­ской епар­хи­ей. Из­ве­щая о сем ду­хо­вен­ство епар­хии через от­цов бла­го­чин­ных, про­шу всех пре­бы­ва­ю­щих в мо­лит­вен­ном и ка­но­ни­че­ском об­ще­нии с на­ми не при­ни­мать и не ис­пол­нять рас­по­ря­же­ний иных ду­хов­ных лиц или цер­ков­ных ор­га­ни­за­ций… при­слан­но­го в Тверь от ВЦУ епи­ско­па Алек­сандра На­деж­ди­на (быв­ше­го Ка­шин­ско­го) еди­но­душ­но от­верг­нуть и по­это­му рас­сы­ла­е­мым пред­ста­ви­те­ля­ми ВЦУ бу­ма­гам не ве­рить и не при­да­вать зна­че­ния».

Пред­ста­ви­те­ли пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ства в разъ­яс­не­ние про­ис­хо­дя­щих со­бы­тий да­ли по­яс­не­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лям и ми­ря­нам Твер­ской епар­хии. Они пи­са­ли: «В Тверь при­был епи­скоп Гав­ри­ил из Осташ­ко­ва и всту­пил в управ­ле­ние епар­хи­ей. От “Жи­вой церк­ви” и ВЦУ хо­зяй­ству­ют три пред­ста­ви­те­ля Хри­сто­вой церк­ви – епи­скоп Алек­сандр (На­деж­дин), быв­ший свя­щен­ник в Пре­чи­стом Бо­ру и Торж­ке Ра­ев­ский и быв­ший про­то­и­е­рей По­кров­ской го­ро­да Тве­ри церк­ви Н.Ф. Тро­иц­кий, из­гнан­ный при­хо­дом. За­хва­ти­ли кан­це­ля­рию епи­ско­па Пет­ра, за­хва­ти­ли Жел­ти­ков мо­на­стырь, но с ни­ми ни­кто не слу­жит».

5 де­каб­ря епи­скоп Алек­сандр (На­деж­дин) и об­нов­лен­че­ское епар­хи­аль­ное управ­ле­ние вы­пу­сти­ли по­сла­ние, об­ра­щен­ное к бла­го­чин­ным Твер­ской епар­хии.

25 ян­ва­ря 1923 го­да со­сто­я­лось со­бра­ние от­дель­ных бла­го­чи­ний Кимр­ско­го окру­га. На сле­ду­ю­щий день со­сто­я­лось со­бра­ние пред­ста­ви­те­лей ду­хо­вен­ства и ми­рян все­го Кимр­ско­го уез­да. Съезд про­хо­дил в Вос­кре­сен­ском со­бо­ре го­ро­да Кор­че­вы, как цен­траль­но­го ме­ста в Кимр­ском уез­де. Все­го, кро­ме пуб­ли­ки, при­сут­ство­ва­ло два­дцать шесть свя­щен­ни­ков, че­ты­ре диа­ко­на, во­семь пса­лом­щи­ков и пять­де­сят два ми­ря­ни­на. Пред­се­да­те­лем съез­да был из­бран ми­ря­нин Фе­дор Род­нов, то­ва­ри­ща­ми пред­се­да­те­ля – бла­го­чин­ный 1-го окру­га про­то­и­е­рей Иоанн Пре­об­ра­жен­ский и ми­ря­нин Илья Тру­бач, сек­ре­та­ря­ми – про­то­и­е­рей Ар­се­ний Тро­иц­кий и про­то­и­е­рей Ар­се­ний По­кров­ский.

Пер­вым вы­сту­пил про­то­и­е­рей Иоанн Пре­об­ра­жен­ский, ко­то­рый глу­бо­ко и по­учи­тель­но рас­крыл сущ­ность, кра­со­ту и ве­ли­чие Пра­во­слав­ной Церк­ви как слу­жи­тель­ни­цы ми­ру в ду­хе Хри­ста, Его свя­то­го Еван­ге­лия. За­тем он опре­де­лен­но и яр­ко на­ри­со­вал рез­ко про­ти­во­по­лож­ный об­раз но­во­го ре­фор­ма­тор­ско­го дви­же­ния, воз­глав­ля­е­мо­го ВЦУ.

Со­до­клад­чи­ком вы­сту­пил про­то­и­е­рей Ар­се­ний Тро­иц­кий, ко­то­рый глав­ное вни­ма­ние уде­лил пе­ре­жи­ва­е­мо­му мо­мен­ту цер­ков­но­го раз­ва­ла, вы­ра­жа­ю­ще­му­ся в со­зна­тель­ном по­хо­де на пра­во­сла­вие. Он сде­лал ана­лиз про­грам­мы «Жи­вой церк­ви» на ос­но­ва­нии дан­ных, опуб­ли­ко­ван­ных в жур­на­ле «Жи­вая цер­ковь», а так­же ис­хо­дя из лич­ных впе­чат­ле­ний от вы­ступ­ле­ний жи­во­цер­ков­ни­ков. В ре­зуль­та­те он при­шел к вы­во­ду, что дух уче­ния жи­во­цер­ков­ни­ков рез­ко про­ти­во­по­ло­жен ду­ху пра­во­сла­вия.

В кон­це за­се­да­ния бы­ла при­ня­тая сле­ду­ю­щая ре­зо­лю­ция: «В мно­го­чис­лен­ных го­ло­сах пред­ста­ви­те­лей Кимр­ско­го уез­да, в первую оче­редь пря­мых слу­жи­те­лей ал­та­ря – пас­ты­рей Церк­ви, а с ни­ми рав­но их со­труд­ни­ков, кли­ра и ми­рян, со­брав­ших­ся на со­ве­ща­ние для вы­яс­не­ния во­про­са, как от­но­сить­ся к но­во­му цер­ков­но­му ре­фор­ма­тор­ско­му дви­же­нию “Жи­вой церк­ви”, – зву­ча­ло од­но твер­дое убеж­де­ние, что на­ша Пра­во­слав­ная Цер­ковь есть столп и утвер­жде­ние ис­ти­ны; в ней, как в те­ле Хри­сто­вом, все веч­но-юно, все веч­но-жи­во, все бла­го­дат­но-дей­ствен­но; Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь – есть хра­ни­тель­ни­ца ис­ти­ны Хри­сто­вой в ли­це тех мно­го­чис­лен­ных пра­вед­ни­ков, ко­то­рые, как солн­це, за­жи­га­ют сво­им бла­го­дат­ным све­том слу­жи­те­лей сло­ва Бо­жия, про­стые серд­ца ве­ру­ю­щих, вну­шая тем и дру­гим свя­то со­хра­нять в чи­сто­те и непо­вре­жден­но­сти пра­во­слав­ную апо­столь­скую свя­то­оте­че­скую ве­ру. А по­то­му и го­во­рить, в осо­бен­но­сти пас­ты­рям, о необ­хо­ди­мо­сти ка­кой-то дру­гой “Жи­вой церк­ви”, вну­шать ве­ру­ю­щим, что буд­то бы нуж­но пе­ре­ме­нить свой преж­ний древ­лео­те­че­ский взгляд на пра­во­сла­вие, со­бра­ние при­зна­ло де­лом со­вер­шен­но из­лиш­ним, недо­пу­сти­мым, весь­ма вред­ным для внут­рен­не­го бла­го­со­сто­я­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви как еди­но­го те­ла Хри­сто­ва… Со­бра­ние на­шло необ­хо­ди­мым твер­до и опре­де­лен­но за­явить: “Ни­ка­ких ре­форм и но­во­вве­де­ний в Церк­ви без пра­во­моч­но­го Со­бо­ра Рус­ской По­мест­ной Церк­ви от­нюдь не до­пус­кать”.

По­это­му, ви­дя, как ни­кем не упол­но­мо­чен­ные пред­ста­ви­те­ли ре­фор­ма­тор­ских групп са­мо­чин­но за­хва­ти­ли в свои ру­ки Выс­шую Цер­ков­ную Власть в Рус­ской Церк­ви и дер­за­ют на­зна­чать в гу­берн­ские го­ро­да сво­их епи­ско­пов, бес­стыд­но из­ме­нив­ших ис­тине, со­бра­ние счи­та­ет ВЦУ, а рав­но и его став­лен­ни­ка на Твер­скую ка­фед­ру епи­ско­па Алек­сандра, де­лом за­ко­но­пре­ступ­ным, непра­во­моч­ным, са­мо­зван­ным и на­силь­ни­че­ски пре­рвав­шим за­кон­ную цер­ков­ную выс­шую власть; а так­же со­бра­ние него­ду­ет на то, что жи­во­цер­ков­ни­ки пу­тем на­го­во­ров и кле­ве­ты ухищ­ря­ют­ся сме­щать за­кон­ных пас­ты­рей Церк­ви, вполне ло­яль­но от­но­ся­щих­ся к го­судар­ствен­ной вла­сти; сле­до­ва­тель­но, со­бра­ние на­хо­дит со­вер­шен­но из­лиш­ним и необя­за­тель­ным под­чи­нять­ся ВЦУ и его став­лен­ни­кам…»

1 мар­та 1923 го­да за про­ве­де­ние это­го со­бра­ния бы­ли аре­сто­ва­ны про­то­и­е­реи Иоанн Пре­об­ра­жен­ский, Ар­се­ний Тро­иц­кий, Ар­се­ний По­кров­ский, Ма­ка­рий Ко­ма­ров, Алек­сандр Мол­ча­нов, Ва­си­лий Руб­цов и ми­ряне Фе­дор Род­нов и Илья Тру­бач и за­клю­че­ны в тюрь­му ОГПУ в Тве­ри. То­гда же был аре­сто­ван и епи­скоп Гав­ри­ил.

6 мар­та сле­до­ва­тель до­про­сил про­то­и­е­рея Ар­се­ния Тро­иц­ко­го. На за­дан­ные ему во­про­сы свя­щен­ник от­ве­тил: «В предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии в неле­галь­ной про­ти­во­со­вет­ской де­я­тель­но­сти… по­лу­че­нии от епи­ско­па Гав­ри­и­ла ди­рек­тив и ма­те­ри­а­лов для аги­та­ции, при­зы­ва­ю­щей на му­че­ни­че­ство и на борь­бу с ан­ти­хри­ста­ми – го­ни­те­ля­ми Церк­ви и то­му по­доб­ное, ви­нов­ным се­бя не при­знаю… Ми­рян к се­бе в со­труд­ни­ки я на­би­рал с це­лью ис­поль­зо­ва­ния их для разъ­яс­не­ния бли­жай­ше­му на­се­ле­нию по­ло­же­ния цер­ков­ной жиз­ни и про­грам­мы “Жи­вой церк­ви”, чтобы со­хра­нить пра­во­слав­ное на­стро­е­ние в сво­ем при­хо­де».

9 мар­та все аре­сто­ван­ные бы­ли пе­ре­ве­де­ны в тюрь­му ОГПУ в Москве. 20 ап­ре­ля след­ствие бы­ло за­кон­че­но и вы­не­се­но сле­ду­ю­щее за­клю­че­ние: «Де­ло воз­ник­ло в Твер­ском от­де­ле ОГПУ на ос­но­ва­нии име­ю­щих­ся ма­те­ри­а­лов о том, что Або­лы­мов (епи­скоп Гав­ри­ил) рас­про­стра­ня­ет сре­ди цер­ков­ни­ков контр­ре­во­лю­ци­он­ные воз­зва­ния, раз­жи­га­ю­щие на­цио­наль­ную враж­ду, в осо­бен­но­сти про­тив об­нов­лен­че­ских те­че­ний, на­зы­вая их вра­га­ми Церк­ви. В ре­зуль­та­те этих воз­зва­ний епи­ско­па Гав­ри­и­ла цер­ков­ни­ки Ко­ма­ров М.И., Мол­ча­нов А.Г., По­кров­ский А.П., Руб­цов В.Г. и ми­ряне Тру­бач И.А., Род­нов Ф.И. под ру­ко­вод­ством Пре­об­ра­жен­ско­го и Тро­иц­ко­го со­зы­ва­ют уезд­ный съезд ду­хо­вен­ства, на ко­то­ром вы­дви­га­ют во­прос о со­зда­нии спе­ци­аль­но­го ор­га­на, ве­да­ю­ще­го уче­том сил сто­рон­ни­ков ти­хо­нов­ско­го те­че­ния и вер­бов­кой со­труд­ни­ков из ми­рян для воз­буж­де­ния на­цио­наль­ной враж­ды и под­го­тов­ки на­род­но­го мне­ния… На ос­но­ва­нии вы­ше­из­ло­жен­но­го на­хо­жу, что Або­лы­мов, Пре­об­ра­жен­ский, Тро­иц­кий, Ко­ма­ров, Мол­ча­нов, По­кров­ский, Руб­цов, Тру­бач и Род­нов яв­ля­ют­ся яры­ми ре­ак­ци­о­не­ра­ми и ве­дут ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность, что под­твер­жда­ет­ся аген­тур­ны­ми, име­ю­щи­ми­ся в де­ле ма­те­ри­а­ла­ми, а по­то­му… вы­ше­на­зван­ных за­клю­чить в конц­ла­герь сро­ком на три го­да каж­до­го».

16 мая 1923 го­да Ко­мис­сия НКВД по адми­ни­стра­тив­ным вы­сыл­кам при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Ар­се­ния и дру­гих аре­сто­ван­ных к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­ге­ре. За­клю­че­ние отец Ар­се­ний от­бы­вал в Со­ло­вец­ком конц­ла­ге­ре. Осво­бо­див­шись в 1926 го­ду, он вновь стал слу­жить в се­ле Се­ли­хо­во.

В 1929 го­ду со­вет­ская власть ста­ла про­во­дить ме­ро­при­я­тия по уни­что­же­нию свя­щен­но­слу­жи­те­лей Пра­во­слав­ной Церк­ви и сво­бод­ных кре­стьян. 18 фев­ра­ля 1930 го­да два­дца­ти­лет­ний сек­ре­тарь ком­со­моль­ской ячей­ки в се­ле Ма­рьи­но Гер­ман Гу­щин, об­ра­тив­шись к аген­ту ОГПУ, ска­зал, что мо­жет дать по­ка­за­ния о неко­то­рых кре­стья­нах се­ла. «Неде­ли пол­то­ры то­му на­зад, – ска­зал он, – при по­се­ще­нии по­ме­ще­ния Род­но­ва я за­ме­тил у него две при­об­ре­тен­ные кро­ва­ти и швей­ную ма­ши­ну. Я спро­сил его, где он при­об­рел кро­ва­ти. Род­нов мне про дет­скую кро­вать ска­зал, что дал ему Кро­тов, как ненуж­ную. При­вез кро­вать Род­нов на мо­их гла­зах в но­яб­ре 1929 го­да. Про дру­гую кро­вать он за­мял­ся, ни­че­го не ска­зал, а так­же не ска­зал, от­ку­да у него взя­лась ма­ши­на… При­чем до­пол­няю, что ли­ше­нец Кро­тов стал про­из­во­дить рас­про­да­жу иму­ще­ства по­сле то­го, как объ­яв­ле­но бы­ло о рас­ку­ла­чи­ва­нии. Пер­вая опись иму­ще­ства у Кро­то­ва бы­ла за неупла­ту на­ло­га в де­каб­ре ме­ся­це; то­гда как он не дол­жен рас­про­да­вать по­сле это­го иму­ще­ство, при опи­си фина­ген­том часть иму­ще­ства бы­ла укры­та, что до­ка­зы­ва­ет про­дан­ный стол и кро­вать. А так­же укрыл иму­ще­ство ли­ше­нец Ба­ши­лов, как-то: швей­ную ма­ши­ну нож­ную он пе­ре­дал Род­но­ву. От него ма­ши­на по­ле­те­ла к Ма­ре­ву, ма­ши­на не по­па­ла в опись, ма­ши­на в на­сто­я­щее вре­мя на­хо­дит­ся у Ма­ре­ва, до опи­си спря­та­на бы­ла у Род­но­ва. Так­же Ба­ши­лов пе­ре­дал кро­вать Род­но­ву».

За­тем бы­ли до­про­ше­ны несколь­ко кре­стьян, ко­то­рые да­ли весь­ма рас­плыв­ча­тые по­ка­за­ния. В ре­зуль­та­те 15 ав­гу­ста 1930 го­да бы­ли аре­сто­ва­ны про­то­и­е­рей Ар­се­ний Тро­иц­кий, цер­ков­ный ста­ро­ста Ва­си­лий Кро­тов и кре­стьяне Ан­дрей Ба­ши­лов, Ва­си­лий Тру­сов и Ми­ха­ил Во­ро­нин и за­клю­че­ны в тюрь­му в го­ро­де Ким­ры.

До­про­шен­ный 20 ав­гу­ста Гер­ман Гу­щин ска­зал: «Свои про­то­ко­лы опро­са, где я опро­шен аген­том ро­зыс­ка, я под­твер­ждаю. Во­ро­нин до се­го вре­ме­ни ан­ти­со­вет­ски на­стро­ен, при вся­ком удоб­ном слу­чае в груп­пе кре­стьян он бро­са­ет шпиль­ки по адре­су со­вет­ской вла­сти, бед­няц­кой ча­сти де­рев­ни, друж­бу он ве­дет с Ба­ши­ло­вым, Кро­то­вым, ино­гда бы­ва­ет Род­нов. Вза­и­мо­от­но­ше­ния с по­пом Тро­иц­ким са­мые хо­ро­шие у Во­ро­ни­на, кро­ме то­го, с по­пом Тро­иц­ким в осо­бых хо­ро­ших от­но­ше­ни­ях все ку­ла­ки де­рев­ни Ма­рьи­но, в осо­бен­но­сти, как я вы­ше ска­зал, Во­ро­нин, Ба­ши­лов, Кро­тов, Тру­сов; поп бы­ва­ет у них во вре­мя мо­леб­ствия; хо­дят ли они до­мой к Тро­иц­ко­му, ска­зать не мо­гу, но во вре­мя празд­ни­ков хо­дят в цер­ковь. Кро­тов же, как быв­ший цер­ков­ный ста­ро­ста, был ча­сто у по­па до­ма».

27 ав­гу­ста 1930 го­да сле­до­ва­тель до­про­сил Ан­дрея Ба­ши­ло­ва, ко­то­рый ска­зал: «Най­ден­ная у ме­ня се­реб­ря­ная раз­мен­ная мо­не­та в сум­ме сто три руб­ля два­дцать ко­пе­ек со­ста­ви­лась у ме­ня та­ким об­ра­зом. Во вре­мя слу­же­ния мо­леб­нов свя­щен­ни­ком Тро­иц­ким из се­ла Се­ли­хо­во по­след­ний со­брал по де­рев­ням боль­шое ко­ли­че­ство мо­не­ты, как се­реб­ра, так и ме­ди. Про­хо­дя по де­рев­ням, поп Тро­иц­кий за­шел слу­жить мо­ле­бен ко мне в дом. Ко­гда он от­слу­жил мо­ле­бен, я вы­нул пя­ти­де­ся­ти­рубле­вую бу­маж­ку, из ко­то­рой по­лу­чил сда­чи 49 руб­лей, так как за мо­ле­бен по­дал Тро­иц­ко­му один рубль. Я у по­па не про­сил ис­клю­чи­тель­но се­реб­ря­ную мо­не­ту, а про­сил дать мне сда­чу. Тро­иц­кий мне от­ве­тил: “Ес­ли у ме­ня есть, я то­гда дам”. Тро­иц­кий та­ко­вые мне сдал. Я эти день­ги по­ло­жил в ме­шо­чек и спря­тал в сун­дук. За вре­мя на­хож­де­ния этих де­нег, то есть се­реб­ря­ных, мне при­хо­ди­лось кое-ко­му пла­тить – на­при­мер, за по­чин­ку ко­ле­са я за­пла­тил 1 рубль 75 ко­пе­ек, и еще кой-ко­му. Я вес­ной это­го го­да имел несколь­ко пар ва­ля­ной обу­ви, ко­то­рые про­дал, в счет че­го по­лу­чил так­же се­реб­ря­ную мо­не­ту. О том, что чув­ство­ва­лась недо­ста­ча в мел­кой се­реб­ря­ной мо­не­те, я не знал, так как ни­ку­да не хо­жу. Я эти день­ги хра­нил на “чер­ный день” и на упла­ту на­ло­гов. Во вре­мя обыс­ка у ме­ня бы­ло най­де­но еще 48 руб­лей бу­маж­ных де­нег. Я при обыс­ке ска­зал, что в сун­ду­ке име­ют­ся бу­маж­ные день­ги и ста­рые бу­маж­ки и до­ку­мен­ты, по­то­му что ду­мал, что речь идет не о се­реб­ря­ных день­гах, а во­об­ще про­из­во­дит­ся обыск».

2 сен­тяб­ря сле­до­ва­тель до­про­сил от­ца Ар­се­ния, и тот, от­ве­чая на во­про­сы, ска­зал: «В от­но­ше­нии най­ден­но­го се­реб­ра у Ан­дрея Ба­ши­ло­ва, я пом­ню, что во вре­мя Пас­хи, ко­гда мы об­хо­ди­ли де­рев­ню Ма­рьи­но с мо­леб­на­ми, мы за­шли в дом Ба­ши­ло­ва сов­мест­но с при­чтом в ли­це пса­лом­щи­ка и диа­ко­на.

От­слу­жи­ли мо­ле­бен в до­ме Ба­ши­ло­ва; по­след­ний, вы­нув пя­ти­де­ся­ти­рубле­вую бу­маж­ку, пред­ло­жил по­лу­чить 1 рубль за мо­ле­бен и по­лу­чил сда­чи 49 руб­лей се­реб­ром. Про­сил ли он се­реб­ря­ной мо­не­той сда­чу или бу­маж­ны­ми ку­пю­ра­ми, я это­го об­сто­я­тель­ства не пом­ню. Я ду­маю, что он хра­нил най­ден­ное у него се­реб­ро ис­клю­чи­тель­но как сбе­ре­же­ния, а не как ме­тод укры­тия се­реб­ра от его дви­же­ния. Я по­се­щал дом Ба­ши­ло­ва с ре­ли­ги­оз­ны­ми тре­ба­ми и дру­гих по­се­ще­ний не де­лал.

С Кро­то­вым у ме­ня боль­шой друж­бы не бы­ло. Я бы­вал у него до­ма ис­клю­чи­тель­но по де­лам церк­ви. То же са­мое бы­ло, ко­гда Кро­тов, бу­дучи цер­ков­ным ста­ро­стой, по­се­щал мой дом.

В сво­их про­по­ве­дях я ни­ко­гда не ка­сал­ся по­ли­ти­ки со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства, и про­по­ве­ди но­си­ли ис­клю­чи­тель­но ре­ли­ги­оз­ный ха­рак­тер. Про­по­ве­ди мои при­вле­ка­ли мно­го мо­ля­щих­ся, как муж­чин, так и жен­щин. Я поль­зу­юсь ав­то­ри­те­том сре­ди на­се­ле­ния в на­шей об­щине, так как слу­жу в этом при­хо­де око­ло два­дца­ти се­ми лет. Су­ще­ство­вав­ший в се­ле Се­ли­хо­во кол­хоз раз­ва­лил­ся в то вре­мя, ко­гда я на­хо­дил­ся в за­клю­че­нии, и по воз­вра­ще­нии мо­ем из него кол­хо­за уже не бы­ло.

Ви­нов­ным се­бя в пе­ре­да­че се­реб­ра Ба­ши­ло­ву с це­лью укры­тия та­ко­во­го и в аги­та­ции про­тив ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти не при­знаю».

3 сен­тяб­ря след­ствие бы­ло за­кон­че­но с та­ким за­клю­че­ни­ем: «Тро­иц­кий, Ба­ши­лов, Кро­тов, Во­ро­нин, Тру­сов до­ста­точ­но изоб­ли­ча­ют­ся в том, что в пе­ри­од тя­же­ло­го по­ло­же­ния с раз­мен­ной се­реб­ря­ной мо­не­той с це­лью под­ры­ва финан­со­во­го по­ло­же­ния в СССР свя­щен­ник се­ла Се­ли­хо­во Ар­се­ний Тро­иц­кий пе­ре­дал око­ло 50 руб­лей се­реб­ря­ной мел­кой мо­не­ты граж­да­ни­ну де­рев­ни Ма­рьи­но Ан­дрею Ба­ши­ло­ву, ко­то­рый к этой сум­ме еще ско­пил 53 руб­ля 2 ко­пей­ки и со­ста­вил сум­му в 103 руб­ля 2 ко­пей­ки, ка­ко­вые бы­ли у него об­на­ру­же­ны во вре­мя обыс­ка. Те же, Ба­ши­лов, Тро­иц­кий и граж­дане Во­ро­нин, Кро­тов и Тру­сов, быв­ший го­ро­до­вой, бу­дучи тес­но меж­ду со­бой свя­за­ны как по сво­ей клас­со­вой при­над­леж­но­сти, так и по иму­ще­ствен­но­му по­ло­же­нию, ве­ли аги­та­цию про­тив ме­ро­при­я­тий со­вет­ской вла­сти, про­во­ди­мых на се­ле. Свою аги­та­цию про­во­ди­ли глав­ным об­ра­зом сре­ди от­ста­лой ча­сти на­се­ле­ния, а свя­щен­ник Тро­иц­кий – сре­ди при­хо­жан сво­ей цер­ков­ной об­щи­ны. Кро­тов, бу­дучи цер­ков­ным ста­ро­стой, во всем по­мо­гал свя­щен­ни­ку Тро­иц­ко­му, с ко­то­рым был в дру­же­ствен­ных от­но­ше­ни­ях… Во­ро­нин и Тру­сов, бу­дучи свя­за­ны с Ба­ши­ло­вым как ва­ля­лы, ве­ли ра­бо­ту сре­ди на­се­ле­ния про­тив по­ли­ти­ки со­вет­ской вла­сти на се­ле по от­но­ше­нию к ли­шен­цам и за­жи­точ­но­му клас­су».

22 но­яб­ря 1930 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Ар­се­ния к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан, ста­ро­сту Ва­си­лия Кро­то­ва – к трем го­дам ссыл­ки на Урал, кре­стьяне Ан­дрей Ба­ши­лов, Ми­ха­ил Во­ро­нин и Ва­си­лий Тру­сов бы­ли из-под стра­жи осво­бож­де­ны. Ссыл­ку отец Ар­се­ний от­бы­вал в Ак­тю­бин­ске.

Вер­нув­шись, он стал слу­жить в хра­ме По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Вла­со­во Ша­тур­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти.

28 ок­тяб­ря 1937 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли весь клир По­кров­ско­го хра­ма – трех свя­щен­ни­ков и двух диа­ко­нов. Пер­вые до­про­сы про­хо­ди­ли в сель­ском от­де­ле­нии НКВД.

4 но­яб­ря про­то­и­е­рей Ар­се­ний под­пи­сал про­то­ко­лы, со­став­лен­ные сле­до­ва­те­лем, с при­зна­ни­ем ви­ны в ру­ко­вод­стве контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пой цер­ков­ни­ков. На во­прос сле­до­ва­те­ля, при­зна­ет ли он се­бя ви­нов­ным в си­сте­ма­ти­че­ской контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, отец Ар­се­ний от­ве­тил: «Я враж­деб­но на­стро­ен к ВКП(б), но по­сле воз­вра­ще­ния из ссыл­ки я про­тив со­вет­ской вла­сти от­кры­той аги­та­ции не вел».

По­сле пер­вых до­про­сов отец Ар­се­ний был пе­ре­ве­ден в Та­ган­скую тюрь­му в Москве, и здесь 16 но­яб­ря свя­щен­ни­ка до­про­сил дру­гой сле­до­ва­тель, но с при­ме­не­ни­ем тех же са­мых угроз. На этот раз отец Ар­се­ний за­нял твер­дую по­зи­цию и не стал под­пи­сы­вать ни­ка­ких лже­сви­де­тельств.

– Вы аре­сто­ва­ны как ру­ко­во­ди­тель контр­ре­во­лю­ци­он­ной груп­пы ду­хо­вен­ства. При­зна­е­те се­бя ви­нов­ным? – спро­сил сле­до­ва­тель.

– Ви­нов­ным се­бя в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти не при­знаю. Дей­стви­тель­но, я не от­ри­цаю то­го, что яв­лял­ся на­сто­я­те­лем дан­ной церк­ви, но все ли­ца со­би­ра­лись и об­суж­да­ли во­про­сы ре­ли­ги­оз­ных об­ря­дов, сво­их мыс­лей про­тив со­вет­ской вла­сти я не вы­ска­зы­вал, – от­ве­тил свя­щен­ник.

– Вас ули­ча­ют в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти об­ви­ня­е­мые. На­ме­ре­ны вы да­вать след­ствию от­кро­вен­ные по­ка­за­ния?

– Ни­ка­кой аги­та­ци­ей я не за­ни­мал­ся. Все ули­ки, ко­то­рые мне предъ­яв­ле­ны, яв­ля­ют­ся кле­ве­той на ме­ня.

7 но­яб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Ар­се­ний Тро­иц­кий был рас­стре­лян в тот же день и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии Но­ябрь». Тверь, 2003 год, стр. 62-76.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Абакумов С.Н. «Взаимообщение церквей» и экуменические попытки сближения православных иерархов снеправославными церквями в 20-х гг. XX в.
Next post Абрамов А. Архивные источники о поддержке избрания патриарха Болгарского Кирилла Русской Православной Церковью, восстановления и признания Болгарского Патриаршества в период с конца 40-х до середины 50-х гг. X в.

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close