Основание Тверской епархии. Святитель Симеон Полоцкий, епископ Тверской

1 0
Read Time:6 Minute, 15 Second

При первом тверском князе Ярославе Ярославиче была образована и Тверская епархия. Местные архиереи выступали опорой княжеской власти, благословляли решения и действия князей, хотя, конечно, здесь были свои исключения. Первым тверским владыкой стал Симеон, которого летописец величал «преподобным епископом» (очевидно, за его праведную, подвижническую жизнь). Симеон переехал в Тверь из Полоцка.


Его прибытие в центр молодого тогда Тверского княжества выглядело неслучайным, ибо ещё с давних времен тверские и полоцкие земли были заселены кривичами. Родство полочан и тверитян ощущалось и в XIII в.

Об обстоятельствах появления Симеона в Твери можно сказать следующее. В Полоцке был убит князь Миндовг, женатый на тверской княжне, убили и его племянника, а другие местные князья и бояре бежали кто куда. Симеон удалился в Тверь, относившуюся к его епархии. Вскоре в Твери учреждается своя епископская кафедра. В этом были заинтересованы не только Ярослав Ярославич, но и митрополит Кирилл III. Он не мог не замечать, как быстро развивалось молодое Тверское княжество.

Его возрастающее политическое могущество было подкреплено образованием епархии, в состав которой вошли, но всей видимости, все города княжества: Тверь, Ржева, Зубцов, Кашин, Кснятин, Вертязин (нынешняя Городня), Опоки, Холм…

О первом тверском епископе Симеоне известно только хорошее: и добродетелен, и в божественном писании силён, и справедлив. Был он страшен «всем неправду творящим», даже князьям. Известна повесть, которая передает разговор Симеона с князем полоцким Константином Безруким. Этот князь, желая на пиру укорить своего тиуна, спросил у епископа: «Где быть тиуну на том свете?» — «Там же, где и князю», — последовал ответ. Константину это не понравилось: ведь тиун «мзду берёт, продаёт и мучит людей» и вообще «делает всё лихое».

Симеон терпеливо разъяснял, что если князь добрый и богобоязненный, людей жалеет и правду любит, то и тиуном назначает человека с такими же свойствами характера — разумного, праведного, творящего суд по закону Божьему. А значит, как князю быть в раю, так и тиуну.

«Если же князь без страха Божия, — продолжал Симеон, — не жалеет христиан, не милует сирот, не заботится о вдовицах и поставляет тиуном… человека злого, закона Божия не знающего и суда не разумеющего, только бы доход князю доставлять, а людей не щадящего…, то и князь будет в аду, и тиун с ним… Говорю вам, парям, князьям и наместникам: утешайте скорбящих, избавляйте убогих от руки сильных!»

Назидательная речь владыки отражена в известном литератур ном памятнике Древней Руси, который так и называется: «Наставление тверского епископа Семена». Это произведение вошло в правовой сборник «Мерило праведное», являвшийся в свою очередь законодательной основой судопроизводства на Руси. Ответы Симеона полоцкому князю как нельзя лучше раскрывают тогдашнее понимание сущности верховной власти. А понималась она как данная Богом. Значит, нахождение у власти любого человека, в том числе князя, есть проявление воли вседержителя. На власть пре держащих лежит ответственность за реализацию этой воли среди людей: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли». Князь в соответствии с властью, дарованной ему свыше, берётся делить людей на виновных и невиновных. Это деление на княжеском суде должно совпасть с делением на праведников и грешников во вре мя Божьего суда. Таким образом, суд князя суть преддверие Страшного суда, и, подобно Божьему суду, человеческий суд дол жен быть непременно справедливым…

При Симеоне в 1285 г. на месте сгоревшей деревянной церкви Козьмы и Дамиана был заложен соборный храм Спаса Преображения — первый каменный храм в Твери и на Руси после Батыева нашествия. По всей видимости, строили его местные мастера, ибо в летописях нет свидетельств о приглашении иногородних зодчих. Вместе с тем композиция собора и его декоративное убранство отсылают нас к образцам владимиро-суздальского зодчества. К сожалению, сегодня сколько ни ходи по Твери, его не увидишь. Спаса в городе нет более 70 лет: главную святыню и многовековой сим вол города уничтожили ещё на заре советского периода. Так что многие тверитяне, особенно те, кто помоложе, даже не слышали о соборе. Между тем в древности Спасский собор являлся символом Тверского княжества, средоточием религиозной и общественной жизни. Тверь так и называли — «домом Святого Спаса». Кстати, праздник Спаса (Преображения Господня) обитатели Твери стали особо почитать ещё до того, как был построен собор. Тому способствовало несколько событий.

Так, в 1285 г., накануне «Спасова дня», тверские войска разбили напавшее на Русь литовское войско, что, видимо, уверило тверитян в особом покровительстве Спасителя их земле.
Собор, построенный в 1290 г., вышел на загляденье — просторный, имеющий четыре придела, медные двери и мраморные полы.

Однако службы здесь начались ещё раньше. Есть известие, что Симеон совершал богослужения в построенной внутри собора временной деревянной церкви. Попутно тверской епископ, вовсе не чуждый мирским делам, руководил каменщиками, работавшими на строительстве собора…

Земная жизнь первого тверского епископа закончилась в 1289 г., а на следующий год «детище» Симеона, великолепный пятиглавый Спас, был достроен и освящён новым епископом Андреем. (Примечательно, что Андрей, рукоположенный на тверскую кафедру в Киеве митрополитом Максимом, именовался уже епископом Тверским и Кашинским. Такой титул стали носить и другие епископы, занимавшие кафедру в последующие годы и века.)

В 1292 г. главный храм Твери был расписан. Именно в 1290-е гг. написана икона «Борис и Глеб». Это не только древнейшая из сохранившихся тверских икон, но и одно из первых изображений святых братьев. Икона хранится в киевском Музее русского искусства.

Спас стал предметом заботы тверских правителей и епископов, в разные годы он обновлялся и украшался. Так, в XIV в. по заказу тверского епископа Феодора II были изготовлены и установлены на соборе золочёные кресты и вторые медные двери. О последних — разговор особый: столь монументальных художественных работ по металлу на Руси не было ещё лет триста!

С постройкой собора связано и появление первых тверских летописей. Причём именно в Твери, подобно каменному зодчеству, возродилось и общерусское летописание, прерванное татарским нашествием.
В целом же конец XIII — начало XIV в. стали временем подъёма и расцвета Твери, в том числе культурного. В этот период в городе и окрестностях насчитывалось не менее пяти монастырей; известно о приезжавших в Тверь образованных греках. Это говорило о связях княжества с Византией, на которую в то время во многом была ориентирована культура Руси. Именно в Твери создали иллюстрированный список «Хроники» Георгия Амартола — византийского писателя IX в. «Хроника» была книгой по всемирной истории, а тверской её список оказался не только щедро, но и качественно иллюстрирован: рисунки размещались в соответствии с содержанием текста.

Тверская рукопись «Хроники» включала 127 иллюстраций. Нам известно имя лишь одного переписчика, скромно сообщившего о себе: «Многогрешный раб Божий Прокопий писал». Заказчиком рукописи выступил князь Михаил Ярославич Тверской. В «Хронике» представлен портрет князя, что само по себе редкость: портретные изображения русских князей в древне русском искусстве почти не встречаются. Этот портрет Михаила дал повод исследователям заключить, что тверской князь был «сильной, волевой личностью с тонкой духовной организацией». Жизнь и княжение Михаила Ярославича, как мы увидим дальше, способны убедить нас в справедливости таких слов…

Насколько прогрессивным явилось тверское издание произведения византийского писателя, можно судить по тому, что в Московском летописном своде иллюстрированная «Хроника» Амартола появилась лишь во второй половине XVI в., при Иване Грозном.

Ещё одним памятником тверского искусства стала большая икона «Спас Вседержитель», хранящаяся в Третьяковской галерее. «Икона является наиболее характерной среди ранних тверских произведений, — замечают искусствоведы. — Ей свойственно и эпическое спокойствие искусства XIII в., и экспрессивное начало. Икона свидетельствует о том, что в живописи Твери поиски экспрессивных средств выразительности начались раньше, чем в живописи других древнерусских школ».

Интереснейшая находка последнего времени — каменная резная иконка с изображением особенно почитавшихся в Твери святых врачевателей Козьмы и Дамиана. Она датируется концом XIII — началом XIV в. и представляет собой дивный образец камнерезного искусства. Неведомый мастер явно работал по византийскому образцу, но создал весьма характерный и выразительный художественный образ.
В то время Тверь играла заметную роль в культурном развитии Северо-Восточной Руси. Сложившиеся здесь традиции повлияли на культуру и искусство Москвы, а также на последующее развитие Центральной Руси.

***

Источник — книга «История Тверской Земли». Святослав Михня

Тверской Дайджест

Happy
Happy
0 %
Sad
Sad
0 %
Excited
Excited
0 %
Sleppy
Sleppy
0 %
Angry
Angry
0 %
Surprise
Surprise
0 %
Previous post Святитель Симеон Полоцкий, епископ Тверской
Next post Тверской митрополит Амвросий: что такое «современная милостыня»

Average Rating

5 Star
0%
4 Star
0%
3 Star
0%
2 Star
0%
1 Star
0%

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close