Александр (Милеант), епископ. Справочник «Религии и секты в современной России»

Введение

После многих десятилетий атеизма и бездуховности сегодня возродился большой интерес к проблемам духовной жизни. Духовность становится модой, каждый пытается рассуждать о вере. Однако вера, духовность, религия – всё это предметы слишком специфические, чтобы говорить о них без знания их законов. Сегодня часто рассуждают так: бездуховность и атеизм – это плохо, следовательно, любая вера, и какая угодно духовность – это хорошо. Важно верить во что-то светлое и возвышенное, а различия между религиями принципиального значения не имеют. Но эти нехитрые рассуждения далеки от той глубины, которая характерна для людей, действительно верующих и серьёзно мыслящих. Великий Достоевский, например, считал, что католичество хуже атеизма, так как атеизм проповедует голый ноль, а католичество – Христа оболганного. Значит, не всякая «дорога к храму» ведёт к Храму Истины, и не всякое приглашение на «собрание по изучению Библии» приведёт к Богу.

Для западной цивилизации характерно стремление как бы «отменить» духовность, объясняя духовную жизнь материалистически, социологически, рационалистически. В течение многих столетий мыслители Запада поучали человечество: смотрите на мир проще, мир – это гигантский часовой механизм, человек – машина, душа – выдумка корыстолюбивых жрецов да попов. В результате духовная жизнь человека стала казаться чуть ли не выдумкой, фикцией, иллюзией, которая может быть иногда чем-то обременительным, иногда – полезным и приятным, но не реальным и серьёзным. И вот в двадцатом столетии люди, которые могли бы считать себя реалистами в наибольшей степени – политики, бизнесмены, учёные – обращаются к услугам духовных учителей, стараются использовать какие-то «духовные силы», пытаются научно исследовать некие «духовные энергии». То, что в западной цивилизации совершалось столетиями – отказ от истинной духовной жизни, основанной на Божественном Откровении и Традиции, прельщение человека «духом века сего», духом материализма и приверженности исключительно земным ценностям, и, в итоге, увлечение псевдо-духовностью, – в России произошло гораздо быстрее и разрушительнее. После десятилетий господства богоборческого материализма наступает время увлечения духовностью без разбора её содержания. После десятилетий вытаптывания ростков духовности русское поле стало прорастать терниями и сорняками.

Специалисты утверждают, что сегодня мир переживает религиозное возрождение. Но они же указывают на две тенденции. С одной стороны, это распространение нетрадиционной религиозности, новых форм религии, прежде всего New Age, и других культов восточной и западной ориентации, возникновение новых сект вокруг новых «учителей». Новые культы подчёркнуто современны; они используют все новейшие средства распространения своих учений и считают себя выразителями современности. Некоторые традиционные мировые религии также стараются отбросить то, что кажется устаревшим в их вероучении и культе и стать доступнее сознанию современного обмирщённого человека (особенно это характерно для католицизма). С другой стороны, назревает глубокое недовольство современным миром с его культом человека, его приземлённостью и бездуховностью, и заметен возврат к вековым религиозным традициям, возрождение древних религий – Православия, ислама.

Религия сегодня рассматривается и как эффективное орудие в деле преобразования мира. Именно об этом свидетельствует необычайная активность иностранных держав и их прямое вмешательство в жизнь России во время обсуждения российской общественностью нового закона «О свободе совести». Послания российскому президенту направили президент и сенаторы США, и римский папа. Отметим, что указанные «советчики» рекомендовали президенту России действовать столь же «решительно», как и в 1993 году, когда был расстрелян Дом Советов. Последним законопроектом, рассматривавшимся российским парламентом и тогда, осенью 93–го, был закон «О свободе совести»…

Немаловажная роль в духовной войне против России на Западе отводится религиозному фактору. Традиционно хранительницей духовности в России является Православная Церковь, а основой нравственных устоев – Православная Вера. Не случайно на вопрос: «Как Вы можете оценить современную религиозную ситуацию в России?» бывший советник Ф. Штрауса Г. Рормозер ответил: «Кое-что мне бросилось в глаза. В последние два года на экране телевизоров мы видим изображения, вызывающие на Западе, и прежде всего в Германии, чувство растерянности. Для нас немыслимо, чтобы в таком большом городе, как Санкт-Петербург, десятки и даже сотни тысяч людей со свечами в руках следовали за Патриархом… Многое будет зависеть от того, сможет ли ортодоксальная церковь действительно восстановить и утвердить своё исключительное и монопольное правопритязание. Если сможет, то это приведёт к роковым последствиям» (Цит. по: Диакон Андрей Кураев. «Всё ли равно как верить?» Сборник статей по сравнительному богословию. – М.: Издательство Братства Святителя Тихона, 1994, стр. 158–159).

Говоря об усилиях Запада по насаждению сектантства на территории России, и о роли, которая отводится западными политиками деструктивным культам в разрушении нашего Отечества, следует вспомнить об одном крайне интересном историческом факте: после победы октябрьской революции в 1921 году появляется проект Бонч-Бруевича о необходимости поддержки большевицким правительством любых форм сектантства. Сектанты тогда воспринимались как потенциальная опора нового, богоборческого режима. Особенно наводит на размышления воззвание Наркомзема от 5 октября 1921 г. «К сектантам и старообрядцам, живущим в России и за границей», в котором, в частности, говорится: «Впервые за всё время существования России сектантам всех направлений и недавно ещё гонимым старообрядческим согласиям, ушедшим достаточно далеко от только что господствовавшей и их угнетавшей православной церкви, предоставлена полная возможность широкого объединения… Все те, кто боролся со старым миром, кто пострадал от его тягот, – сектанты и старообрядцы в их числе, – все должны быть участниками в творчестве новых форм жизни. И мы говорим сектантам и старообрядцам, где бы они ни жили на всей земле: добро пожаловать!»1.

Сегодня человеку предлагается широкий выбор различных духовных учений и практик от католицизма до учений самых одиозных и изуверских сект. Но чтобы сориентироваться в этом видимом многообразии духовных и псевдо-духовных течений необходимо иметь критерий, по которому можно отличить истинную духовность от ложной.

 
Close